Автор Тема: Рассказы. Не могу не поделиться  (Прочитано 6545 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Вячеслав Анатольевич

  • Техподдержка года
  • Иерофант
  • ******
  • Сообщений: 2569
    • ICQ клиент - 629248298
    • Просмотр профиля
Здесь вы можете разместить те рассказы других авторов, которые вы хотели бы рассказать всем.
По возможноти, старайтесь указывать автора и имя произведения.

Также прошу обратить внимание, что произведения типа "Война и мир" и "Сто лет одиночества" лучше не размещать, ибо это создасть проблеммы людям с низкой скоростью и предоплаченным трафиком.

Заранее спасибо
Тайное заклинание:
Адекватетус навсегдатус
Эффект:
По легенде придурки и флудеры перестают пороть фигню и из форумной школоты превращается в реальных перцев...
Если эффекта нет, то можно повторить с электрошокером до наступления эффекта...

Оффлайн Вячеслав Анатольевич

  • Техподдержка года
  • Иерофант
  • ******
  • Сообщений: 2569
    • ICQ клиент - 629248298
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #1 : 22 Июнь 2007, 00:05:44 »
Золушка 2000
    Что, дочка? Чего говоришь? Сказочку тебе рассказать? Да какую сказочку, дочка? Папочка занят. Папочке еще часов шесть ковыряться в этом чертовом Интернете... Что? Мамочка сказала, что если я тебе не расскажу сказочку, то могу ковыряться в Интернете хоть до утра, потому что в спальню меня тогда не пустят ни под каким видом? Ничего себе заявления делает твоя мамочка. А она заодно не просила тебе рассказать, откуда появляются дети, а? Что? Ты уже знаешь? Детей находят в Интернете? Хмм... Это я твою мамочку нашел в Интернете. А тебя мы... Впрочем, сейчас не об этом.
    Так что ты хочешь от своего несчастного папочки, сказку? Какую сказку? Про Золушку? А я ее помню? Ну ладно, ладно, не надо звать мамочку таким воплем, что папочку со стула сдувает. Расскажу я тебе про Золушку, расскажу. Сейчас папочка напряжется и расскажет...
    Итак, жила-была на свете девушка по имени Золушка. Мама у нее давно сгинула в бескрайних чатах Интернета, а папа Сетью совершенно не интересовался, поэтому второй раз женился на женщине, которая была так же далека от компьютера, как системный программист от починки принтера. У мачехи Золушки были две дочки, которые вместе с ней пришли жить в дом ее отца. Дочек звали Зита и Гита, и они были страшно капризные и избалованные. У каждой из них был новый шикарный Pentium-III 700 MHz с 256 мегабайтами мозгов, с огромным винчестером IBM DTLA UDMA-100, 32-мегабайтной видеокартой Creative GeForce Annihilator Pro, 17-дюймовым жидкокристаллическим монитором и шикарными колонками с сабвуфером "Yamaha".
    Но Золушка, несмотря на то, что сама она до сих пор сидела на стареньком Pentium-200 с 32 мегабайтами памяти и древнейшим двухгиговым винтом, не завидовала сводным сестричкам, потому что она была доброй девушкой и всегда радовалась, когда у кого-то комп был лучше, чем у нее.
    Одно только тревожило Золушку. Когда Зита и Гита вселились в дом ее отца, сводные сестры заняли ее большую и светлую комнату, а саму Золушку поселили в маленькой каморке рядом с подвалом. Но не то тревожило Золушку, что в ее каморке некуда было даже сканер приткнуть, а света из подслеповатого окошка не хватало даже на то, чтобы увидеть буквы на клавиатуре, - это как раз проблемой не являлось, потому что Золушка была умненькой девочкой и давно уже освоила слепой десятипальцевый метод при работе с клавиатурой и мышью. Ее беспокоило лишь то, что выделенка во всем доме лежала только в одной комнате, которую теперь занимали сестры. Хотя Золушкина выделенка и не была по нынешним временам уж очень "крутой" - всего-то 33600 по медному проводу, но в ее каморке из коммуникаций валялась только древнейшая телефонная линия на шаговой АТС, так что отныне у Золушки вместо связи с Интернетом были одни только слезы.
    С приходом мачехи и сводных сестер у Золушки началась совсем другая жизнь. Ведь когда ее родная мамочка еще не сгинула в чатах, Золушка жила себе беззаботно, как цветок... Утром вставала, быстренько читала почту и отвечала на письма. Затем отправлялась на новостные сайты и знакомилась с событиями в мире. После этого шла на сайты развлечений, где веселилась до обеда. После еды - небольшой сон на странице медитаций, затем пара часов ознакомления с творчеством членов Сети на странице литературных конкурсов, а после ужина - кружащие голову тусовки в чатах и форумах. При этом Золушку вовсе не заботили взаимоотношения с провайдером и оплата его услуг, ее не волновала защита информации от вирусов, апгрейд железа и программного обеспечения компьютера. Всем этим занималась ее любимая матушка.
    Но теперь все эти заботы тяжким бременем легли на плечи Золушки. Мачеха и сводные сестры заставляли ее пахать, как пчелку кокосовую. Рано утром, когда мачеха и сестры еще сладко спали, Золушка вставала и отправлялась чистить почтовые ящики своих новых родственников от спама. Затем, еще до завтрака, она должна была успеть прошерстить антивирусом все диски их локальной сети. После завтрака, когда Зита и Гита отправлялись читать анекдоты, Золушка в поте лица администрила сетку, апгрейдила софт, чистила темповые директории и даже оптимизировала не использующиеся в данный момент диски. При этом, несмотря на то, что Золушка фактически выполняла функции сисадмина, мачеха не давала ей админского пароля, и для каждого серьезного действия Золушке приходилось звать мачеху, которая долго выспрашивала: что это Золушка собирается сделать, зачем ей это, и не навредит ли подобное действие ее любимым дочкам - ведь мачеха в компьютерах разбиралась очень слабо. Излишне говорить, что от всей это беготни Золушка уже к обеду была измучена, как после настройки Линукса.
    Но и после обеда ей не было покоя. Пока Зита и Гита наслаждались онлайновыми играми, Золушка, выполняя задание сестер, копалась в поисковых системах, выискивая для сестер живые ссылки на бесплатные порнушные сайты. Причем сестры не разрешали ей использовать выделенный канал, мотивируя это тем, что медной выделенки и на двоих слишком мало, поэтому Золушке приходилось осуществлять поиск через паршивый диалап в своей каморке, каждые несколько минут перезванивая провайдеру, так как доисторический Зухель постоянно слетал с линии.
    Думаешь, дочка, Золушка хотя бы вечером могла, наконец, расслабиться и поболтать с прекрасными принцами в своих любимых чатах? Гейтса с два! С ее диалапом и самым дешевым в лесу провайдером о чатах можно было вообще забыть, потому что какое может быть "живое" общение, когда модем слетает с линии каждые три-пять минут? Только Золушка зайдет в какой-то чат и познакомится с прекрасным принцем, только удалятся они в приват, чтобы пообщаться поближе - бац, модем слетел, и Золушке остается только снова терпеливо пробиваться через бесконечное "бизи" дешевого провайдера. А когда она, наконец, добирается до этого чата, то оказывается, что или ее ник кто-то уже занял, или принц удалился в приват с другой Золушкой. Кроме того, ночью Золушка была обязана шерстить антивирусом всю локальную сетку, так что даже с такой-то связью побывать в чатах она практически не успевала.
    А по выходным, когда даже наемным работникам полагался отдых, Золушке приказывали заниматься апгрейдом железа своих сестер. То памяти им доставить до 512 мегабайт, а то, видите ли, MSIE при открытии пятидесяти порнушных окон тормозит, то кулер на проце надо сменить, потому что он, видите ли, стал шуметь, то сидиром обменять на более высокоскоростной, - короче говоря, даже в выходные Золушка не могла отдохнуть.
    Вот так и жила она после пропажи своей ненаглядной матушки. Но Золушка не жаловалась, ведь она была очень тихая и скромная девушка.

[вложение удалено Администратором]
Тайное заклинание:
Адекватетус навсегдатус
Эффект:
По легенде придурки и флудеры перестают пороть фигню и из форумной школоты превращается в реальных перцев...
Если эффекта нет, то можно повторить с электрошокером до наступления эффекта...

Оффлайн Вячеслав Анатольевич

  • Техподдержка года
  • Иерофант
  • ******
  • Сообщений: 2569
    • ICQ клиент - 629248298
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #2 : 22 Июнь 2007, 00:08:42 »
    Шло время, и наконец приблизился знаменитый Весенний Видеочат, который Принц устраивал для всех своих подданных. Поскольку Принц был молод, красив собой, но главное - очень богат, каждая незамужняя девушка в душе надеялась, что именно на этом Весеннем Видеочате Принц выберет себе невесту, и что этой невестой окажется она сама.
    Но далеко не все девушки королевства могли принимать участие в этом праздничном мероприятии. Представительниц благородных семей королевская чета приглашала поучаствовать в Чате непосредственно во дворце, где был выстроен шикарный интернет-ресторан с прекрасными компьютерами, огромными мониторами и десятимегабиткой в ближайшие леса и на западный сосновый бор.
    Те же, кого не приглашали во дворец, могли участвовать в Чате из дома, но при этом непременным условием было наличие хотя бы 128-килобитного канала и web-камеры, потому что Видеочат не мог проходить анонимно, - таково было требование Принца.
    Поскольку отец Золушки был не последним человеком в королевстве - младший помощник старшего королевского специалиста по протяжке кабелей в лесу, мачеха упросила его достать приглашение во дворец для своих дочерей. Отец хотел было устроить подобное приглашение и Золушке, но мачеха занервничала и заявила, что, во-первых, Золушке не в чем идти на Видеочат, потому что она замарашка и запачкала все свои платья, когда лазила по подвалам, прокладывая витую пару вместо коаксиала, а во-вторых, кто-то же должен следить за сеткой в тот момент, когда ее дочки уйдут из дома. Золушке и следить, заявила мачеха, ведь она - сисадмин, хотя и без особых прав доступа. Ну, отец Золушки спорить и не стал. Он любил Золушку, но также во всем слушался свою новую жену.
    Вот так и получилось, что сводные сестры Золушки расфуфырились со страшной силой и собрались отправляться на Чат в сопровождении мачехи и приемного отца, а Золушке было приказано оставаться дома. Противные Зита и Гита нарочно спустились в каморку Золушки, чтобы подразнить ее тем, чего она лишилась по их милости.
    - Говорят, - болтала Зита, пытаясь оглядеть со всех сторон свои блестящие брючки и туфли на невероятно толстой подошве, - во дворце этот интернет-ресторан представляет собой что-то невероятное! Корпуса у компьютеров золотые, клавиатуры - под красное дерево, мышки все сплошь cordless и optical, но самый супер - мониторы в 40 дюймов твердокристаллические по стенкам развешаны.
    - Да-да, - вторила ей Гита, докрашивая последнюю прядь волос в голубой цвет с малиновыми разводами. - Кроме того, у web-камер - цейсовская оптика с просветлением и специальным контрастирующим покрытием, которая каждую участницу делает в сто раз краше, чем она есть на самом деле!
    - Знаешь, сестрица, - негромко отвечала Золушка. - Ведь если ноль на десять умножить, то все равно ноль получится.
    - Ты у нас прям какая-то дурочка, - фыркнула в ответ Гита. - Я тебе о красотах дворца, а ты меня в ответ математике учить вздумала. Лучше бы порадовалась за сестричек! Говорят, там в компьютерах стоят процессоры Pentium-V, названные так в честь папы Принца - короля Вильяма Пятого.
    - И тактовая частота у них - прям закачаешься, - затараторила Зита. - Так и тикает, так и тикает: тик-такт, тик-такт.
    - Ага, - подтвердила Гита. - Пятьсот тыщ мегагерц, вот.
    Золушка, слушая бессвязную болтовню сестер, только грустно улыбалась. Конечно, она знала, что твердокристаллических мониторов и процессоров в пятьсот тысяч мегагерц не бывает даже во дворце, а сестрички врут то ли по незнанию, то ли для того, чтобы лишний раз ей досадить. Но она была настолько добра и чиста душой, что только порадовалась за сестер, которым предстояло увидеть во дворце все эти чудеса королевского интернет-ресторана и пообщаться в Видеочате с самим Принцем. Впрочем, к радости за сестер у Золушки примешивалась и некоторая печаль. Ведь ей предстояло провести ночь за очень нудной и утомительной работой: мачеха заставила ее искать ошибку в коде их домашней бухгалтерской программы, в результате расчета которой получалось, что не отец Золушки был должен королевской казне налоги за последние два года, а королевская казна должна была выплачивать их семье два процента с валового дохода всего королевства. Лорд Королевский Налоговый Инспектор, когда увидел распечатку этой программы, так побледнел весь и сказал, что если ошибку в течение недели не исправят, то он лишит их семью права на Ежегодный Королевский Апгрейд.
    Зита и Гита еще немного повертелись в комнате у сестры, но когда увидели, что Золушка вовсе не злится, а наоборот - даже как будто радуется, они потеряли к ней всякий интерес и убежали собираться. Золушка тихонько вздохнула и засела за компьютер, чтобы поковыряться с кодом бухгалтерской программы. Через час все домашние Золушки отправились во дворец, даже не зайдя с ней попрощаться, и Золушка осталась одна-одинешенька. Но она ничего не заметила, потому что с головой углубилась в программу.
    Где-то часа через три Золушка вдруг заметила, что на улице стемнело, и ее каморка освещается только тусклым светом старенького 14-дюймового монитора. Ошибка все никак не находилась, а Золушке оставалось проверить еще несколько десятков процедур. Но от старенького монитора с крупным пикселом у нее, как обычно, разболелись глаза, поэтому девушка по старой привычке откинулась на спинку кресла, чтобы немного отдохнуть, но тут же шлепнулась на пол, где немедленно вспомнила, что ее любимое программерское кресло досталось мачехе, а ей уже недели две как поставили табуретку.
    И так вдруг Золушке стало обидно и жалко себя, что она не выдержала и заплакала, даже не поднявшись с пола. Но вдруг раздался страшный раскат грома, разверзся потолок и прямо перед Золушкой появился покровитель всех компьютерных сетей - Святой Коннектий! Был он очень грозен и могуч, но в то же время - прекрасен! Все знали, что если рассердится Святой Коннектий на юзера, то не видать ему нормальной работы в сети, хоть ты обвешайся выделенками. А если полюбит Святой Коннектий некоего юзера - тогда и на диалапе будет прекрасная связь, запредельный CPS, ни одного битого пакета и ни единого ретрейна!
    Золушка же была настолько расстроена, что даже не испугалась внезапного появления грозного божества, а только смотрела на него во все глаза, боясь, что ей это все только снится.
    - Хай, пипель! - внезапно раздался хэндшейкоподобный голос Святого Коннектия, и покровитель всех сетей дружелюбно усмехнулся в густое оптоволокно, служащее ему бородой.

[вложение удалено Администратором]
Тайное заклинание:
Адекватетус навсегдатус
Эффект:
По легенде придурки и флудеры перестают пороть фигню и из форумной школоты превращается в реальных перцев...
Если эффекта нет, то можно повторить с электрошокером до наступления эффекта...

Оффлайн Вячеслав Анатольевич

  • Техподдержка года
  • Иерофант
  • ******
  • Сообщений: 2569
    • ICQ клиент - 629248298
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #3 : 22 Июнь 2007, 00:13:29 »
    Золушка, потрясенная тем, что в ее комнате возник покровитель всех сетей, которому она молилась денно и нощно, не смогла ничего ответить, а только нервно сглотнула и затрясла головой, как будто пытаясь отогнать надоедливую муху...
    - Что за фигня? - удивился Коннектий. - Ты мне не рада?
    В его голосе послышались ретрейны, в оптоволоконной бороде заплясали искры, а огонечек ARQ в глазах Коннектия стал мигать с угрожающей частотой.
    Тут Золушка поняла, что если она не соберется с духом, то Коннектий окончательно рассердится и исчезнет, чего себе она никогда в жизни не простит. Девушка собрала волю в кулак, помолилась: "Hello! This is direct mail", после чего храбро взглянула в глаза Коннектию и сказала:
    - Здравствуй, дедушка Коннектий. Ты не подумай, что я ламо какое-нибудь. Просто в первый момент мне показалось, что это Мастдай ко мне пришел, вот я и засвопилась.
    - LOL, - хохотнул Коннектий. - Впрочем, не ты первая, не ты последняя. Я тут намедни одного хакера посетил, так тот был настолько пивоватый, что принял меня за святого Кондратия вместо Коннектия.
    - AFAIK, все эти хакеры только строят из себя eLiTe, - пренебрежительно махнула рукой Золушка. - Но как до дела дойдет - сплошное ламерье.
    - Yep, - подтвердил Коннектий. - Я поэтому к ним стараюсь и не ходить. Это Мастдая епархия или Кондратия...
    Тут он немного помолчал, а потом заявил:
    - Ладно, речь сейчас не о них. Я так понимаю, что эти негодяйские девчонки - твои сводные сестры - сами отправились на Видеочат, а тебя оставили выискивать ошибку в коде?
    - Да, - печально кивнула Золушка. - Конечно, мне бы очень хотелось побывать на Видеочате, но ресурсы не позволяют. К тому же, код программы такой здоровый, а ошибка такая паршивая. Хорошо еще, что это не Бейсик, который не определенную заранее числовую переменную считает нулем, а то бы просто можно было повеситься.
    - Вот ненавижу, когда с честными юзерами так поступают! - разозлился Коннектий. - Таким умненьким девочкам, как ты, очень вредно не присутствовать на Весеннем видеочате, когда они этого очень хотят и вполне заслуживают. Поэтому, - величественно махнул рукой Коннектий, - ты сегодня побываешь на Чате, чего бы это мне не стоило! Ведь я волшебник, - и Коннектий, кряхтя, полез в сумку из-под ноутбука, где стал ожесточенно рыться...
    - О! - сказал Коннектий через пару минут и вытащил из сумки джойстик причудливой формы. - Вот она, палочка наслаждений!
    - Красивый джойстик, - вежливо сказала Золушка.
    - Э-э-э, дочка, ведь это не простой джойстик, - сказал Коннектий ласково. - Это волшебная палочка!
    - Эй, чайник! - вдруг взревел Коннектий так, что стекло в окне задребезжало.
    - Сейчас поставлю, - всполошилась Золушка и хотела было уже бежать на кухню.
    - Да подожди ты, - остановил ее Коннектий. - Это я зову своего подручного - Юного Чайника.
    В этот момент в окне показалась голова молоденького мальчика, который осторожно отворил створку и залез в комнату.
    - Видала? - спросил Коннектий, любуясь парнишкой, который был аккуратно причесан и одет в красивый костюмчик. - Юный Чайник. Но уже не ламер.
    Мальчик с достоинством поклонился.
    - Хаюшки, - поприветствовала его Золушка.
    - Сейчас мы испробуем, не потерял ли силу мой волшебный джойстик, - сказал Коннектий.
    Он поднял джойстик, воткнул его штекер в какое-то внутреннее гнездо сумки, после чего подмигнул Золушке и один раз нажал на верхнюю красную кнопку. Юный Чайник на мгновенье окутался сиянием, после чего его волосы вдруг несколько удлинились и взлохматились, костюмчик потускнел и стал выглядеть довольно неглаженным, а сам мальчик немного похудел.
    - Работает, - довольно заявил Коннектий. - Чайник превратился в юзера.
    С этими словами он снова нажал кнопку. Волосы мальчика еще больше удлинились и спутались, глаза покраснели, а вместо пиджака появился свитер грубой вязки.
    - Продвинутый юзер, - прокомментировал Коннектий и снова нажал красную кнопку.
    Теперь мальчик выглядел совсем худым и изможденным, глаза его были красны и слезились, свитер лоснился, на ногах вместо брюк возникли потертые джинсы, а в уголке рта появился дымящийся бычок.
    - Программер, - сказал Коннектий, любуясь делом рук своих. - Филигранная работа.
    С этими словами он нажал боковую кнопку джойстика и мальчик вдруг принял свое прежнее обличье.
    - Все в порядке, - заявил Коннектий Золушке. - Механизма работает. Значит у тебя сегодня будет Видеочат.
    - Но как? - удивилась Золушка. - Я не могу идти во дворец: нет приглашения, и меня никто не пропустит.
    - Нам дворцов заманчивые своды не заменят никогда свободы! - пафосно процитировал Коннектий.
    - Дык, понятное дело, - сказала Золушка, - мне и самой этот интернет-ресторан на фиг не уперся, я же не чайник...
    - Я бы попросил, - с достоинством сказал Юный Чайник, но ни Золушка, ни Коннектий не обратили на него ни малейшего внимания.
    - Но обязательное условие участия в Видеочате - не меньше 128 килобит и веб-камера, - объяснила Золушка, которая при воспоминании о своих бедах совсем забыла о том, кто перед ней стоит, и жаловалась Коннектию, прям как своему учителю по Паскалю.
    - А у меня тут такой хреновый диалап, что какая там веб-камера, - лишь бы с линии не слететь хотя бы пять минут, - и Золушка в сердцах треснула кулаком по старенькому Зюхелю.
    - Ты забываешь, милая, что я - волшебник, - многозначительно произнес Коннектий. - И что у меня в руках находится палочка наслаждений, которая способна на какое-то время преобразовывать многие предметы. Вот смотри...
    Коннектий направил джойстик на потрепанный телефонный кабель, проложенный вдоль плинтуса, нажал на красную кнопку, кабель на секунду окутался сиянием и... превратился в шикарную витую пару пятой категории, которая сама, как речка льдом, оделась в новехонький пластиковый короб.
    - Вот это да! - ахнула Золушка. - Неужели аж 128 килобит?
    - Да ты меня прям за дешевку какую-то держишь, - обиделся Коннектий. - Это чистая десятимегабитка! - вдруг загремел он на весь дом. - Локалка от наземного волокна, которая идет напрямую в бекбон Центрального леса!
    - Ага, знаю, это где Дворец хостится, - кивнула Золушка, не успев даже сообразить, какое счастье ей привалило. - На Л9.
    - Да языком они только болтают про Л9, - развеселился Коннектий. - На Л9 напрямую кроме меня сейчас никто не хостится. Статус не тот. Даже у Дворца до Л9 - хопов пять, не меньше. А вот я - напрямую. И ты сейчас напрямую!
    - Так это мой компьютер действительно подключен к десятимегабитке на Л9, - ахнула Золушка, до которой вдруг дошло, что все это происходит в ее доме.
    - Дык, елы-палы, - довольно ответил Коннектий. - Ясный пень!

[вложение удалено Администратором]
Тайное заклинание:
Адекватетус навсегдатус
Эффект:
По легенде придурки и флудеры перестают пороть фигню и из форумной школоты превращается в реальных перцев...
Если эффекта нет, то можно повторить с электрошокером до наступления эффекта...

Оффлайн Вячеслав Анатольевич

  • Техподдержка года
  • Иерофант
  • ******
  • Сообщений: 2569
    • ICQ клиент - 629248298
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #4 : 22 Июнь 2007, 00:16:24 »
    - Значит, - тут Золушка даже задохнулась, - я смогу участвовать в Весеннем видеочате?
    - Нет, - иронично сказал Коннектий. - Я тебе выделенку поставил для того, чтобы ты по порнушным сайтам лазила...
    Но затем старик усмехнулся в густое оптоволокно и ласково произнес:
    - Конечно, Золушка, ты сможешь участвовать в видеочате. Дело в том, что сегодня исполняются все твои желания. Много-много лет назад в такой же день был изобретен первый модем, - тут в глазах Коннектия показалась слеза, - и я дал страшную клятву: каждый год в этот день исполнять любые сетевые желания самого обездоленного пользователя.
    - И что, - заинтересовалась Золушка. - Многих ты так облагодетельствовал, uncle Коннектий?
    - Конечно, - самодовольно сказал Коннектий. - Ты даже не представляешь, сколько обиженных жизнью чайников воспрянули духом и стали готовы к новым свершениям! Многие из них даже превратились потом в продвинутых пользователей и стали зарабатывать кое-какие деньги!
    - Что, всех по голове волшебным джойстиком лупил? - продолжала задавать вопросы Золушка.
    - Ну, скажешь тоже - лупил, - разобиделся Коннектий. - Это называется "взмах волшебной палочки". Знаешь, какие она чудеса творит? Одному парнишке заменила его старенький 14400 на v34+, - начал перечислять Коннектий, загибая пальцы. - Второму древнейший жесткий диск в 200 мегабайт заменила аж на четыре гига... Что, что такое? - спросил Коннектий, заметив как Золушка иронично хмыкнула. - Что ты хихикаешь?
    - Тоже мне, облагодетельствовала, - заявила Золушка. - Новый модем на v34+ - это, конечно, хорошо, но черта с два он нормально будет работать по нашим гнилым веревкам в лесу. Да и с винтом палочка явно погорячилась. Четыре гига - это уже такое же старье, как и 200 мег. Даже старее. Не могла она, что ли, дать ему хотя бы двадцатигиговник? Чего сейчас на четыре гига воткнешь? Майкрософт офис - и все. И то библиотека картинок не поместится.
    - Нет, ну ничего себе, - потрясенно сказал Коннектий. - Я-то считал, что имею дело со скромной, всеми обиженной девушкой, а она тут пальцы раскидывает так, что скоро стены каморки рухнут. Пардон, дочурка, обознатушка вышла, сейчас будем перепрятываться. - И с этими словами Коннектий взмахнул волшебным джойстиком, намереваясь превратить новенькую витую пару в старый, протертый до дыр кабель обычной телефонной линии.
    - Ой, дяденька Коннектий, не обижайся! - пришла в себя Золушка. - Прости меня, пожалуйста! Это все чаты на железячных сайтах! Я сама не такая. Просто втянулась в этот стиль общения - вот и вырвалось! Не губи, не забирай обратно выделенку! Я очень хочу побывать в видеочате!
    Святой Коннектий посмотрел на нее недовольно, но весь вид Золушки выражал такое искреннее раскаяние и такое смирение, а руки так застенчиво теребили девятипиновый модемный кабель, что Коннектий опустил поднятую было волшебную палочку, тяжело вздохнул и сказал:
    - Ладно, прощаю. Но чтобы в последний раз.
    - Я больше никогда-никогда, дядя Коннектий, - взмолилась Золушка и сделала вид, что сейчас рухнет на колени.
    - Вот этого не нужно, - уже ласково сказал Коннектий, придержал Золушку за локоток. - Повинилась - и ладно. Эти земные поклоны ни к чему. Меня и так пользователи так часто матерят, что хоть одно ласковое слово сказали - и ладно.
    Золушка послушно кивнула, порадовавшись про себя, что ей не придется бухаться коленями на пол, где в изобилии разбросаны всякие винтики, колодочки и другие части компьютера (бедной Золушке постоянно приходилось перебирать свой компьютер, пытаясь из старья, доставшегося ей от сестер, сделать себе более-менее нормальную машину).
    - Ладно, времени осталось мало, - посерьезнел Коннектий, - поэтому слушай сюда. Я не зря сказал, что сегодня день волшебства. Завтра волшебство работать уже не будет.
    - Как это? - удивилась Золушка. - Вы хотите сказать, что джойстик только раз в году становится волшебным?
    - Ну да, - подтвердил Коннектий.
    - А что вы с ним делаете все остальные дни? - поинтересовалась девушка.
    - Ну... - замялся Коннектий. - В игры играю. Очень всякие леталки люблю, да и 3d экшны тоже. Бывало, как хрястнешь ракетой в лоб какому-нибудь... - тут он осекся, немного помолчал, а затем сказал сухо:
    - Короче, в остальные дни он не работает. Так что давай я тебя быстренько проинструктирую, и ты отправляйся в чат.
    - Да слушаю я, слушаю, - сказала Золушка, которая уже вся сгорала от нетерпения.
    - Значит так, - торжественно сказал Коннектий. - Выделенку мы тебе уже сделали. Компьютер апгрейдить не будем, ведь и такой для Интернета потянет...
    - Ну да, потянет, - расстроилась Золушка. - Чего он там потянет на древнем пне с тридцатью двумя мозгами? И один-то эксплорер, когда его запускаешь, на винт свопится так, что скоро на нем дырку протрет, а если хочешь вторую копию запузырить, то вся винда скукоживается и делает недопустимые в приличном обществе операции. Вот мне хотя бы 64 мега, а, дядя Коннектий? Ну пожалуйста!
    - Ладно, - сказал Коннектий, - волшевать так волшевать. Ну-ка, Юный Чайник, - обратился он громко к мальчику, который во время этого разговора скромно стоял в углу и теребил в руках какую-то замызганную дискету, - достань из сумки какое-нибудь барахлишко!
    Юный Чайник полез в сумку из-под ноутбука и достал оттуда маленькую компьютерную штучку.
    - Да это же старый Dimm для видеокарты. 512 кило, - сморщилась Золушка.
    - Не беда, - добродушно ответил Коннектий. - У нас есть волшебный джойстик.
    С этими словами он положил Dimm к себе на ладонь, взмахнул джойстиком, нажал на красную кнопку и... древний Dimm превратился новенький и блестящий Dimm SDRAM.
    - Ой, - ахнула Золушка. - Неужели 64 мега?
    - Фиг знает, - ответил довольный Коннектий. - Иногда и 128 выбить удается. Кстати, - вдруг встревожился он. - У тебя, надеюсь, не совсем древняя мамаша? Она новые DIMM-ы поддерживает? А то не хотелось бы еще и мать менять. Можно, конечно, ее сварганить из какой-нибудь древней видеокарты, но джойстик иногда глючит и забывает на ней ISA подключить. PCI и AGP пашут нормально, а в ISA ничего толком не воткнешь. Я этот джойстик уже пробовал апгрейдить, но ты же сама понимаешь, потестировать его реально удается только раз в году, так что особенно не разгуляешься.
    - Да поддерживает, поддерживает, - успокоила его Золушка. - Я, хотя и Золушка, но совсем уж на барахле работать не собираюсь.
    - Ну и отлично, - успокоился Коннектий. - Втыкай память, а мы сейчас с Чайником из старого микрофона сделаем шикарную web-камеру, и можно начинать чат. Но только помни... - тут Коннектий запнулся.

[вложение удалено Администратором]
Тайное заклинание:
Адекватетус навсегдатус
Эффект:
По легенде придурки и флудеры перестают пороть фигню и из форумной школоты превращается в реальных перцев...
Если эффекта нет, то можно повторить с электрошокером до наступления эффекта...

Оффлайн Вячеслав Анатольевич

  • Техподдержка года
  • Иерофант
  • ******
  • Сообщений: 2569
    • ICQ клиент - 629248298
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #5 : 22 Июнь 2007, 00:18:42 »
    - Чего помнить-то? - рассеянно спросила Золушка, которая мыслями была уже в видеочате. - Что волшебство продлится только до окончания чата?
    - Как же, до окончания... - сказал Коннектий и вздохнул. - Я же тебе намекал, что все работает только сегодня. А это значит, что равно в 12 часов ночи...
    - Ой, - сказала Золушка.
    - Да-да, - печально подтвердил Коннектий. - Ровно в 12 часов ночи твоя сказочная выделенка превратится в старенькую паршивую телефонную линию, короба на витой паре потускнеют и исчезнут, новехонький DIMM SDRAM превратится в допотопные димы 512 кило, а твоя одежда... Кстати, - вдруг оживился Коннектий, - во что ты такое одета? Это же видеочат, в котором будут передавать твое изображение!
    - Во что одета? - Золушка посмотрела на свою довольно потрепанную кофточку и юбку дурацкой расцветки, которая явно была ей велика. - Что от сестер досталось, в то и одета. Сам знаешь, дядя Коннектий, про мою несчастную жизнь.
    - Надо тебя нормально одеть, - решительно заявил Коннектий. - А то принц глянет на твою кофточку с рюшечками и даже разговаривать не захочет. Ну-ка, волшебный джойстик... - С этими словами Коннектий поднял джойстик, нацелил его на Золушку и два раза нажал красную кнопку.
    Золушка на мгновение окуталась сиянием, после чего кофточка превратилась в свитер грубой вязки, юбка обратилась потертыми джинсами, в губах у Золушки возникла дымящаяся сигарета, а в руках - кружка пива.
    - Это еще что такое? - недоуменно спросила Золушка, морщась от сигаретного дыма.
    - Красотулька, - довольно заявил Коннектий, откровенно любуясь девушкой. - Настоящая продвинутая сетевая телка, а не какая-нибудь чистюля-ламерушка. Принц будет в восторге, уж поверь дяде Коннектию!
    - Точно? - засомневалась Золушка. - Что, и пиво мне тоже пить?
    - А то! - горячо воскликнул Коннектий. - Пиво - молоко любого сетевика. Пей, сестричка, этот нектар.
    Золушка отхлебнула из кружки и скривилась: - Горько.
    - Погоди еще, - ухмыльнулся Коннектий. - Вот когда выйдешь замуж за принца - тогда и будет тебе "горько".
    - Ладно, - сказала Золушка. - Уже пора. Только камеры не хватает.
    Коннектий достал из сумки старый микрофон, пощелкал джойстиком, и полученную web-камеру укрепил над компьютером Золушки.
    - Улыбнитесь, - пошутил Коннектий, - сейчас отсюда вылетит бутылка коньяка.
    - Дядь Коннектий, - заканючила Золушка, - сейчас чат начнется, а вы все болты болтаете!
    - Да ладно, ладно, - проворчал Коннектий, - уже все сделал. Вот никакого уважения у современных юзеров. А раньше-то мне как бибиэсники молились - приятно вспомнить.
    - Ну вот, - продолжала бурчать Золушка, - теперь пошли в ход воспоминания молодости. С чатом можно прощаться...
    Святой Коннектий на это ничего не ответил, а только обидчиво поджал губы, еще раз проверил крепление камеры, после чего отошел от компьютера.
    - Все готово, - сухим голосом сказал он. - Камера передает изображение каждые 30 секунд.
    - Раз в полминуты? - удивилась Золушка. - Ничего себе камера. Я-то думала, что хотя бы каждые пару секунд...
    - Обойдешься, - тем же сухим тоном сказал Коннектий. - У меня канал, чай, не резиновый. Хватит принцу твоей физиономии и раз в полминуты.
    Тут Золушка поняла, что зарвалась в своих требованиях и претензиях, и стала горячо благодарить святого Коннектия. Однако тот, как видно, разобиделся не на шутку, поэтому холодно откланялся и растворился в воздухе, сопровождаемый жестокими звуками ретрейнов. В углу остался стоять одинокий Юный Чайник.
    - А ты что здесь торчишь? - удивилась Золушка.
    - Дядя Коннектий приказал, - ответил Чайник. - Он сказал, чтобы я с тобой побыл. Может, чем и пригожусь.
    - Ты? Мне пригодишься? - невежливо спросила Золушка, залихватски отхлебнула пива и захохотала хриплым от сигаретного дыма голосом. - Да я - продвинутый пользователь. Чем ТЫ мне можешь пригодиться?
    - Ну, я не знаю, - растеряно сказал Чайник. - Мне дядя Коннектий сказал.
    - По-моему, - решительно сказала Золушка, - тебе пора. У меня чат начинается.
    - Куда же мне деваться-то? - спросил Юный Чайник, и голос его задрожал. - Я в воздухе растворяться, как дядя Коннектий, не умею. Придется мне идти на улицу, под дождь, - теперь у Чайника задрожал уже подбородок.
    Золушка было открыла рот, чтобы велеть ему выметаться из комнаты (неожиданно свалившееся богатство и выпитое пиво серьезным образом повлияло на ее манеры), но потом вдруг вспомнила, что она, в сущности, такое же обездоленное существо, как и Юный Чайник, поэтому разрешила ему остаться с условием, что он будет стоять в уголке и не станет колупать пальцем штукатурку.
    Золушка глубоко вздохнула, взглянула в глазок камеры, поправила прическу и, наконец, набрала адрес, по которому должен был сегодня проходить Весенний Чат...
    Там уже, как оказалось, собрался приглашенный народ. Все они, как требовалось по условию, были с web-камерами, которые раз в несколько секунд транслировали изображение участников на экран. Гости из дворца были видны очень хорошо - отличное качество изображения, яркое освещение и красивый антураж, а немногие счастливчики, которые смогли выполнить все условия из дома, выглядели кто как. У некоторых даже перед глазком камеры висели картинки с фотомоделями из журнала "Лесные киски". Золушка изрядно подивилась, когда увидела подобные ухищрения, и решила было возмутиться соблюдением буквы, но не духа требования, но потом решила, что хозяин - барин, и не ей решать, как соблюдаются требования. Вместо этого она постаралась сосредоточиться на том, что пишут в чате...

[вложение удалено Администратором]
Тайное заклинание:
Адекватетус навсегдатус
Эффект:
По легенде придурки и флудеры перестают пороть фигню и из форумной школоты превращается в реальных перцев...
Если эффекта нет, то можно повторить с электрошокером до наступления эффекта...

Оффлайн Вячеслав Анатольевич

  • Техподдержка года
  • Иерофант
  • ******
  • Сообщений: 2569
    • ICQ клиент - 629248298
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #6 : 22 Июнь 2007, 00:22:44 »
    Принца в чате еще не было (его ник единственный по традиции писался золотыми буквами), а остальные в ожидании принца переговаривались как-то лениво. Золушка некоторое время подумала, какой ник ей сегодня взять, а затем решила - гулять так гулять, поэтому выбрала скромный, но многообещающий псевдоним - Queen (королева). И грянул чат!..
   
    Queen вошел(ла) в чат
    >>Гоблин: да че вам этот принц? принца никогда не видели? вот лохи!
    >>Мадама: Гоблин: Сам ты лох. Завидуешь нашему принцу, что он принц? А сам, небось, живешь в дальнем овраге.
    >>Кися: Всем - чмоки-чмоки ;-))) :_***
    >>Queen: Приветствую, мои благородные подданные!
    >>Мадама: Ой! Здравствуйте, Ваше Величество! Как мы рады, что Вы нас посетили! ;-)))
    >>Кися: хай, мамми! ;-))))) ;-********
    >>John Lennon: Хэллоу эгейн.
    >>Сестричка: Ой! Ваше Высочество! Добрый день!
    >>Гоблин: че переполошились-то? вошла такая же дура, как и вы, а вы тут все по стойке смирно. наша королева, между прочим, и писать-то не умеет.
    >>Мадама: Гоблин: Тьфу на тебя. Ваше Величество! Не слушайте его!
    >>Queen: Гоблин: Хай. А чего ты такой злобный? Пиво несвежее попалось?
    Торчун вошел(ла) в чат
    >>Торчун: ЗДАРОВА ВСЕМ ЛЕСНЫМ НЕГОДЯИМ! ;-)))) ;-((((( ;-//////
    >>Мадама: Еще один разорался.
    >>Кися: Торчун: привет ;-))))))))))))))) ;-***************
    >>Гоблин: Queen: а ты почем знаешь, что у меня пиво несвежее? 8-O
    >>Queen: Откуда же ему свежему быть, если цистерна в дальнее болото провалилась?
    >>Торчун: ух, ты! каролева! собсный персоной!
    Хакир вошел(ла) в чат
    >>Мадама: Еще какой-то хакир явился. Уже не протолкнуться от всякого брода.
    >>Хакир: Умолкни, плесень.
    >>Кися: Хакир: Приветки ;-)))))))))))))))) ;-**************
    >>Сестричка: Хакир: А вы - грубиян, сударь.
    >>Хакир: Твое место, швабра, за вешалкой.
    >>Сестричка: Хакир: Хам!
    >>Хакир: Мерси за комплимент.
    >>Кися: Хакир: Противный ;-(((((((((((((((((( ;-))
    >>Хакир: И ты умолкни, дура.
    >>Гоблин: Queen: а как вообще жисть?
    >>Queen: Все пучком. Пивко попиваю.
    >>Гоблин: Queen: так оно же несвежее
    >>Queen: Гоблин: Это у тебя оно несвежее. А у меня свежее. Каналы знать надо.
    >>висюнчик: Почему мне никто не пишит?
    >>Мадама: Еще какой-то висюнчик тут возник. Кошмар просто.
    >>Хакир: Queen: Королева-мать? Тебе же сто лет в обед!
    >>Queen: Не хамите, сударь. Я пока еще не мать. Я пока еще вообще девушка.
    >>Хакир: А почему тогда "королева"?
    >>Queen: Кем хочу, тем и называюсь.
    >>Кися: Queen: приветки ;-))))))))))))))))) ;-****************
    >>Гоблин: Хакир: чо пристал? мы заняты.
    >>Queen: Чего это ты за меня решаешь? Ничего я не занята.
    >>Гоблин: Queen: понял, отползаю.
    крепыш вошел(ла) в чат
    Мадама: Теперь крепыш какой-то заявился. Что, здесь благородных людей сегодня вообще не будет?
    >>крепыш: ВСЕ ПРИВЕТ... КАК ДЕЛА?.. ИЗВЕНИТЕ ЧТО БЕЗ ПРИГЛАШЕНИЯ... ПРИНЦ УЖЕ ЗДЕСЬ?
    >>Кися: крепыш: приветки ;-)))))))))))))) ;-(((((((((((((((
    >>Сестричка: крепыш: Хаюшки. Ты из какой части леса?
    >>Queen: Хакир: А ты настоящий хакир?
    >>крепыш: Я с равнины.
    >>Сестричка: крепыш: а-а-а...
    >>Хакир: Queen: А то. Вполне реальный хакир.
    >>Queen: Настоящие хакиры умеют на ролеках КАТАЦА!
    >>Мадама: А где, интересно, Принц?
    >>Гоблин: скурился ваш принц.
    >>Мадама: Молчи, чернь.
    >>Гоблин: ничего, ничего. придет наше время. мы вам еще гербы в одно место засунем. мир хижинам, война дворцам!
    >>Хакир: Queen: Слушай, ты этого Гоблина давно знаешь? Чего он несет всякую чушь?
    >>Queen: Хакир: Первый раз вижу. Он, наверное, часто ходит в чат Дальнего Логова. Там цензуры никакой нет, во они и несут, что ни попадя.
    >>Хакир: Queen: Неужели даже полиция с этим ничего не делает?
    >>крепыш: ЛЮДИ... МНЕ ОЧЕНЬ... ОДИНОКО!
    >>Гоблин: сделый себе клизму с перцем. знаешь как развеселишься!
    >>Кися: крепыш: крепись! ;-))))))))))))))))) ;-*****************
    >>Хакир: Queen: Мда... До чего довели королевство.
    >>Queen: И не говори. Сама каждый день удивляюсь. Кстати, а ты какое пиво любишь?
    >>Торчун: ЗДАРОВА ВСЕМ ЛЕСНЫМ НЕГОДЯИМ! ;-)))) ;-((((( ;-//////
    >>Мадама: Торчун: Торчал бы себе где-нибудь в углу.
    >>Гоблин: Торчун: засохни, дурилка.
    >>висюнчик: Почему мне никто не пишит?
    >>Хакир: Queen: Я "Желудевое" люблю. Ну и еще "Чащобушка" номер восемь.
    >>Queen: А я пью только "Смоляное светлое".
    >>Хакир: Уважаю.
    >>Гоблин: Хакир: дерьмо, а не пиво.
    >>Хакир: Гоблин: Брысь отсюда.
    >>Мадама: Тут такой кильвыражанс пошел, что я покидаю этот чат. Принц уже, как я поняла, не появится. Достойная реакция на хамство своих подданных. Хотя ради меня он мог разок и заглянуть.
    >>висюнчик: Почему мне никто не пишит?
    >>Кися: висюнчик: ;-)))))))))))))))))))) ;-*****************
    >>Сестричка: Гоблин: А ты какое пиво пьешь?
    >>Гоблин: Сестричка: я вообще пиво не пью.
    >>Сестричка: Гоблин: Тогда катись отсюда.
    >>крепыш: ДРУЗЬЯ!.. КТО ПОДСКАЖЕТ, КАК НАЙТИ СЕБЕ ТОВАРИЩА?
    >>Гоблин: Шухер! Педрилы!
    >>Сестричка: Гоблин: Сам ты педрила?
    >>Гоблин: Сестричка: Я педрила? Это ты педрила!
    >>Сестричка: Ты уже догадался, противный! ;-))))))))
    >>Queen: Хакир: А ты где среди видеокартинок? Там ни хрена же не видно. Они хоть бы догадались ники приписать.
    И вдруг вокруг Золушки все засветилось голубоватым цветом, красивые короба с витой парой пропали, и на их месте возникла древняя телефонная линия. Компьютер сразу потерял дополнительные 64 мегабайта памяти, поэтому сконфуженно совершил недопустимую операцию и сам себе дал команду на выключение. Свитер и джинсы пропали, и Золушка обнаружила себя сидящей за своим стареньким компьютером, держа в руках треснувшую чашку с кефиром вместо кружки с пивом. Пробило 12 часов. Для Золушки чат кончился. А Принц за все это время так и не появился. Так что ей не удалось даже хотя бы попробовать использовать тот уникальный шанс, который подвернулся.
    Осознав этот печальный факт, Золушка беззвучно зарыдала, и крупные капли ее слез начали падать в чашку с кефиром, оставляя на поверхности напитка темные островки. В этот момент послышались уже знакомые звуки хэндшейка модемов на V34+, и в комнате снова возник Святой Коннектий.
    - Дядя Коннектий, - с отчаянием закричала Золушка, бросаясь к старику, - а принц - так и не появи-и-и-ился-я-я-я-я...
    - Эх, дочка, молода ты еще, - сказал старик, ласково глядя на девушку. - Принц там был - это я тебе точно говорю!
Тайное заклинание:
Адекватетус навсегдатус
Эффект:
По легенде придурки и флудеры перестают пороть фигню и из форумной школоты превращается в реальных перцев...
Если эффекта нет, то можно повторить с электрошокером до наступления эффекта...

Оффлайн Вячеслав Анатольевич

  • Техподдержка года
  • Иерофант
  • ******
  • Сообщений: 2569
    • ICQ клиент - 629248298
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #7 : 22 Июнь 2007, 00:26:51 »
    - Не было, не было принца! - рыдала Золушка. - Я все глаза проглядела. Там только и торчали всякие обычные пользователи - князья да бароны. А принца - не-е-е-е бы-ы-ы-ыло...
    - Вона как, - крякнул Коннектий. - Князья да бароны нам уже не подходят. Нам уже ниже принца - не по статусу. Вот что десятимегабитная выделенка с людьми делает. Правильно говорит Юный Чайник. Мне, говорит он, дядя Коннектий, ничего такого не надо. Я, говорит он, боюсь, что крутой компьютер и хорошая линия отвратят меня от желания учиться.
    - Ага, - пискнул из своего угла Юный Чайник, но Золушка не обратила на него никакого внимания.
    - Кроме того, - продолжал Коннектий, - я тебе точно говорю, что принц там был. Не такой он человек, чтобы напоказ выставляться. Он хотел побродить незаметно среди собравшихся и пообщаться так, чтобы никто не падал перед ним на колени и не орал "Здравствуйте, ваше величество". Ему хочется простого человеческого общения, - вот поэтому каждый год устраивается этот Видеочат. Восторженных воплей и чинопочитания ему хватает во дворце.
    - Тоже мне, видеочат, - сказала Золушка, которая уже немного успокоилась. - Вместо нормального видеоизображения у всех какие-то картинки из журналов перед камерами болтались. Никто своего настоящего лица показать не хотел. Зачем тогда устраивать видеочат, а не обычный чат?
    - Ты еще многого не понимаешь, - нравоучительно сказал Коннектий. - Вебкамера в нашем лесу стоит диких денег. Наличие видеокамеры - гарантия того, что случайный человек в чат не попадет. Представь себе, что в чат позволят зайти всякой шелупони: и студентам Лесной Академии, и сынкам корчевщиков, и работником угольной электростанции, и даже заключенным с метановых рудников. Что тогда будет за чат? Не чат будет, а лесной пожар, сопровождаемый многочисленными жертвами.
    - Ну, хорошо, - сказала Золушка, - поняла. Но мне-то чего теперь делать?
    - Чего тебе делать? - недоуменно спросил Коннектий. - Ничего. Праздник окончился. Возвращайся к своим обычным занятиям, а я пошел.
    - А принц?!? - вскричала Золушка.
    - Что принц? - холодно спросил Коннектий.
    - Неужели я с ним больше никогда не увижусь?
    - Кого именно из собравшихся ты называешь принцем? - все также холодно спросил Коннектий.
    - Этого... как его... - начала было Золушка и задумалась.
    - Вот видишь, - удовлетворенно сказал Коннектий. - Сама не знаешь, что хочешь. Ладно, нам пора. Юный Чайник, лезь через окно. Отчаливаем.
    - Ну, типа, спасибо, дядя Коннектий, - сказал Золушка с кислым выражением лица.
    - Не за что, - сквозь зубы ответил Коннектий, явно обиженный черной неблагодарностью Золушки, после чего святой откланялся и, кряхтя, вылез через окно.
***
    После чата прошло несколько дней. Сестры Золушки, вернувшиеся с чата, долго вешали ей лапшу на уши, рассказывая о том, как прекрасно прошла встреча с принцем, как шикарно он выглядел на экране, как любезно он обошелся со всеми присутствующими и даже отпустил комплимент Зите ("И Гите" - подсказала Гита). Но Золушка, слушая эту болтовню, только посмеивалась. Она прекрасно знала, что сестрам неудобно признаться Золушке в том, что принц в чате так и не появился. И наверняка ни Зита ни Гита не предполагали, что принц все-таки присутствовал под каким-то ником.
    Во дворце, между тем, разыгралась целая трагедия. Принц, который действительно был в чате под псевдонимом, орал, как леший, надышавшийся метана с болот, требуя срочно найти ему одну из посетительниц чата, понравившуюся ему своей скромностью и умением прекрасно вести беседу. Однако выяснилось, что эта скромница в чат зашла с анонимного прокси, и по IP вычислить ее не было никакой возможности. IP показывало только глухой бор к западу от Королевского Леса, а там, кроме одного дикого провайдера по имени Отшельник, никто никогда и не жил.
    Король с королевой были сильно обеспокоены. Они только-только наметили свадьбу принца с дочкой премьер-провайдера королевства Толи Бышкевича, который за дочкой давал не только оптическую десятимегабитку прямиком на Л9, но и еще два спутниковых канала на Большой Хребет за рекой, а тут принц раскапризничался, мол, подай ему такую, не знаю какую. Его королевское величество было настолько расстроено, что до окончания поисков поклялось отныне не есть яйца перепелов всмятку, а употребляло только сваренные вкрутую, чем изрядно вредило своему желудку и, соответственно, всему королевству, потому что в этот период его величество стал утверждать на 20% смертных казней больше, чем обычно.
    Вся королевская полиция во главе с Сормусом вторым была поставлена на ноги. В Лесу проходили повальные обыски и допросы. Однако следов таинственной незнакомки так и не было обнаружено. Впрочем, толстый канал и web-камера, которой владела незнакомка (раз она могла принять участие в чате), сразу доказывали, что девушка эта - из небедной семьи, поэтому полиции приходилось работать крайне осторожно, дабы не задеть чувства влиятельных подданных королевства, а это изрядно замедляло поиски.
    Принц же, видя, что усилия полиции не увенчиваются успехом, совсем захирел и даже отказывался с утра просматривать почту. А на прекрасную Риву ТНТ - дочку Толи Бышкевича - он и вовсе не обращал никакого внимания, чем приводил в отчаяние и премьер-провайдера, и своих родителей. Наконец, король отправил принца в двухнедельное путешествие по своим владениям, чтобы принц хоть чуть-чуть развеялся...
    Много ли времени прошло с тех пор, мало ли - то нам неведомо. Но в один прекрасный день принц остановился отдохнуть у коттеджа, в котором жила Золушка с сестрами, и, разумеется, встретил Золушку в тот момент, когда девушка с тестером в руке отправлялась проверять микросхему водонапорного насоса, который последнее время жутко глючил и почти не подавал воду в туалеты коттеджа.
    Принц, когда увидел Золушку, вдруг сразу почувствовал, что это - ОНА! Как почувствовал - черт его знает! То ли сердце подсказало, то ли просто интуиция у него была развита чрезвычайно. И Золушка сразу догадалась, что перед ней стоит не кто иной, как принц. Ей тоже сердце подсказало, хотя трудно было не догадаться, кто перед ней, потому что принц носил плащ Бэтмена с огромной надписью: "I'm Prince!"
    Поняв, что они, наконец, нашли того, кого давно искали, принц и Золушка бросились навстречу друг другу и схватились за руки! Вся стража принца, увидев эту картину, зарыдала и была вынуждена побросать свои плазмаганы, чтобы от чувств случайно не выстрелить.
    - Наконец-то я нашел тебя! - ласково сказал принц.
    - Да, - сказала Золушка, и глаза ее засверкали еще ярче. - Наконец-то ты нашел меня, мой принц, мой Хакир!
    - Наконец-то, моя милая Кися, я нашел тебя, - не слушая ее, говорил принц. - Только ты отнеслась хорошо к своему принцу, когда я под ником "крепыш" зашел в чат.
    - Стоп, - сказала Золушка и отпрянула от принца. - Разве ты был не под ником "Хакир"?
    - Конечно, нет! - обиделся принц. - Под этим ником был какой-то невежа и грубиян. Я же не такой... Подожди, - сообразил, наконец, принц. - А ты разве не "Кися"?
    - Неужели я похожа на эту идиотку? - возмутилась Золушка. - Я была под ником "Queen" - королева.
    - Под ником "queen"? - поморщился принц. - Помню-помню. Трепалась с этим грубияном и не обратила на меня никакого внимания.
    - Никакой он не грубиян, - твердо произнесла Золушка. - Наоборот - очень милый молодой человек.
    Принц отпустил руки Золушки и отступил на шаг.
    - Пардон, мадам, - сказал он с горечью. - Ошибочка вышла. Я ищу свою Кисю.
    - Не страшно, - любезно сказала Золушка. - Я тоже, собственно, рассчитывала на "Хакира".
    После этого принц распрощался в изысканных выражениях, вскочил в седло своего любимого лесохода "Джонни Уокер", взмахнул иностранной бензопилой "Friendship", подавая знак своей охране, и отправился дальше продираться сквозь лес. Золушка немного постояла у крыльца дома, задумчиво глядя вслед принцу, затем махнула рукой, сказала: "А, хрена!", после чего отправилась паять микросхему насоса.
***
    Прошло немного времени. Принц, наконец, нашел свою Кисю. Как ты уже, наверное, догадалась, это оказалась прекрасная Рива ТНТ - дочка премьер-провайдера Толи Бышкевича. Принц, узнав об этом, бросился к ногам Ривы и попросил ее руки, сердца, и, разумеется, десятимегабитку. И стали они жить-поживать и геморрой наживать, потому что сутками просиживали за компьютером.
    А Золушка... Золушка, в принципе, тоже нашла свое счастье. Она сбежала из дома и вышла замуж за Юного Чайника. Живут они, правда, не очень, потому что ютятся в серверной и больше 64 килобит им на личные нужды Коннектий не выделяет, но хоть не диалап - и то хлеб.
    Вот, дочка, и вся сказка. Чего говоришь? Расскажешь мамочке, что я опять канифоли нанюхался до одурения? Дочка, ну ты брось! За что такое папочке? Папочка старался, рассказывал тебе сказку, чтобы мамочка его пустила в супружескую кровать, а ты такие гадости говоришь. Но если не расскажешь маме, я тебе в следующий раз еще какую-нибудь сказку расскажу. Договорились? Ну, ладно. Спи. Баю-бай. Пусть тебе приснится какой-нибудь ip-пакетик покрасивше...
Тайное заклинание:
Адекватетус навсегдатус
Эффект:
По легенде придурки и флудеры перестают пороть фигню и из форумной школоты превращается в реальных перцев...
Если эффекта нет, то можно повторить с электрошокером до наступления эффекта...

Валькирия-колдунья

  • Гость
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #8 : 25 Август 2007, 03:20:41 »
А вот то, что я чирикаю (все, что я успела начирикать тут:http://www.diary.ru/~valkiria-witch/):

Другие миры:
Путешествие первое.
Берлевниос. Начало

Ох, ну сколько раз меня предупреждали: Серафима, не трогай вещи бабушки! И как думаете, я слушалась? Ну конечно НЕТ!!! За это мне часто попадало…
Вот и сейчас родители поймали меня и ругают, как маленькую! А мне-то уже семнадцать! Взрослый человек уже! Ну наконец-то ругань закончена и я смогу вернуться в свою комнату, чтобы заняться наиинтереснейшим делом: чтением бабушкиной книги!!! Это книга ни капли не похожа на те, что я читала: в ней пишет бабушка о странных существах, магии и других мирах. Я ее уже в десятый раз, хотя знаю книжку от корки до корки наизусть!..
Я уже полностью была погружена в чтение, как вдруг в дверь бешено замолотили:
- Сера, бабушка Домна умирает!!! Скорее она хочет тебя видеть!!!
Я как с цепи сорвавшись, вскочила со стула и, отбросив книгу на кровать, помчалась в комнату бабушки. То, что я там увидела, расстроило меня до слез: на кровати лежала бледная, как фарфоровая статуэтка бабушка. Казалось, что уже ничего не осталось от той доброй сильной и волевой бабули, которую мы все знали.
Я подошла к бабуле и прошептала:
- Бабушка, бабуля…
Баба Домна, как называли ее знакомые, ответила:
- Внученька, дорогая, все, что в тумбе твое… возьми меня за руку…
Я покорно исполнила просьбу. В тот же миг бабушка издала стон и затихла. Навсегда. В это же мгновение мой вопль соединился воедино с громом молнии, которая внезапно рассекла безоблачное голубое небо:
- Бабушка!!!
Дальше я все помню очень смутно, как во сне. Вот я и еще несколько родственников с мамой плакали, другие пытались оттащить меня, вовсю вырывающуюся от тела бабушки…
Я очнулась через два дня. Доктор, который ни на час не отходил от меня сказал, что у меня тяжелый стресс, и я должна лежать в кровати как минимум день.
Еще через два дня состоялись похороны. Я не хочу и не буду описывать как они прошли. Скажу лишь одно: на душе у меня было гадко, как будто кто-то взял и раздавил ее, порвав на тысячи маленьких кусочков, которые срастутся воедино еще не скоро.
Еще три дня я ходила повсюду как зомби, смотря на всех и вся мутным взглядом. Проходя мимо комнаты бабушки, я старалась не смотреть в сторону двери. Слишком много хорошего происходило когда-то по ту сторону. Но все же, бабушка мне что-то оставила в тумбе. И любопытство взяло свое. Я пошло в комнату бабушки открыла тумбу и… увидела все необходимое для занятия колдовством!!! Значит, моя бабушка – колдунья?! Все указывало на утвердительный ответ. Если так, то с прикосновением к бабуле я забрала ее колдовской дар и сама стала колдуньей?! Опять утвердительный. Я быстро взяла содержимое тумбы и пулей помчалась в свою комнату. Лишь заперев за собой дверь, я перевела дух. На моей кровати разместились колдовские жезлы, кинжалы, хрустальный шар, кубок, книга колдовства, кадильница и странное зеркало, сделанное из цельного куска угля, настолько отполированного, что было видно свое отражение.
Это Черное Зеркало, как я уже мысленно назвала его, светилось едва заметным черным сиянием. Я решила разглядеть его поближе. На тяжелой серебряной оправе были выгравированы слова на языке ангелов значившие: Я – есть ключ, я – есть путь к Истине Знания.
Только я успела прочесть это, как зеркало стала светиться еще сильнее и я почувствовала, что падаю вниз. Стенки вдруг стали песчаного цвета. Я посмотрела вниз и вскрикнула: внизу была пустота! Я крепче прижала к себе зеркало и зажмурилась. Я не знаю, сколько я падала, но я открыла глаза, когда услышала удивленный голос, принадлежащий явно юноше:
– Кто это?!!
Я огляделась. Я стояла посреди лесной поляны, между двумя парнями: один весь в черном с очень бледной кожей, а другой весь в красном с рогами на голове. Оба парня держали в руках мечи.
Я тихонько ойкнула и спросила:
– Где я? Кто вы?
– Ты в Берлевниосе. Я – Вениамус, дампир. А кто ты? – ответил мне “дампир в черном”.
– Меня зовут Серафима, я человек…
– Откуда ты родом, Серафима? Ты не из Винвада, это точно. Там нет людей с огненными волосами. И вообще, огненных волос не бывает! – встрял рогатый.
– А по мне рогатых не бывает! И вообще цвет моих волос называется рыжий, умник! – обиделась я.
– Прости моего друга, демона Моймо. Он действительно бывает несносен… - сказал Вениамус.
– Я с Витебска.
– Витебск? Я о таком не слышал. На нашей планете такого места нет…
– Как это на нашей планете?!! Я что, попала в другой мир или в психушку?!!
– Скорее всего, в другой мир, Серафима…
– О Боже! Как я вернусь?! Ведь зеркало одноразовое! – я беспомощно взглянула на зеркало, которое я крепко сжимала до сих пор.
Парни взглянули друг на друга и внезапно их мечи растаяли в воздухе! Но сейчас меня это не интересовало. Меня мучила мысль, что я не вернусь домой. Ну, может быть. Но шансы были настолько малы, что я даже не пыталась надеяться.
– Знаешь, мы не просто какие-то демон и дампир. Мы – охотники на нечисть. Мы путешествуем по нашему бесконечному миру, который становится больше день ото дня. Мы думаем, если ты станешь путешественницей, то не будешь скучать. Это всего лишь совет. А сейчас мы должны ехать по заданию. Ближайший город на севере в двух километрах отсюда. Прощай! – сказал Вениамус и обернулся, как вдруг нечто большое и серое выскочило на меня из-за куста.
Я вскрикнула и заорала:
– АБРОКС!!!
Вениамус и Моймо не успели толком мечи вызвать, как я уже свалила с себя гигантскую тушу волка и встала отряхиваясь.
– Компаньон, ты видел?! – восхищенно спросил Моймо.
Вениамус кивнул и заговорил:
– Серафима, знаешь, в нашей команде не достает мага. Воины мы хорошие, а маги никудышные. Может, ты станешь нашим магом, а?
– Я согласна. Все равно мне делать нечего! – согласилась я.
Вениамус улыбнулся и протянул руку:
– Добро пожаловать, компаньонка!
После рукопожатия парни свистнули. Из-под земли появилось два коня: черный и красный. И у каждого из них горели красным глаза. Это были кони из самой Преисподней. Вениамус протянул мне руку сев на черного коня:
– Залазишь?
– Да! – кивнула я взбираясь на коня.
Вот так, мы и поехали: я с Веней, а Моймо один на своем красном коне.
Так и началось мое первое путешествие.

Коль понравилось, читайте остальное в моем дневнике!:)

Валькирия-колдунья

  • Гость
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #9 : 09 Сентябрь 2007, 02:58:34 »
Другие миры:
 Путешествие первое.
 Берлевниос. Продолжение

 – Эй, Веня, куда мы едем на этот раз? – спросила я у Вениамуса. Уже прошел месяц как я стала охотницей. Если б вы знали, в каких передрягах я, Веня и Моймо побывали! Но это не главное. Главное это то, что я стала своей в команде. Трудно поверить, но я смогла найти общий язык как с дампиром, так и с демоном (это оказалось сложнее).
  – Мы направляемся в деревню Тез. Там, говорят, вурдалак завелся – ответил мне Вениамус, глядя вперед.
  – Вурдалак? Хм, Моймо, у нас есть серебреные кинжалы и колья? Остались еще ловушки-летяги?
  – Остались. У нас запас на пятнадцать вурдалаков, беспокоится не о чем. Кстати, что у нас с магией, фиолетовая Сера? – поинтересовался Моймо. Он звал меня фиолетовой из-за боевого костюма и фиолетового коня.
  – Полный порядок, красный! Вчера в Ландуве у одного мага изучила новые заклинания. Кстати, я еще у него заклятья на посох прикупила.
  – Каких?
  – Огненных, морозных, электрических и психических. Я их уже проверила. Работают превосходно! Не надул старик!
 – Полезное приобретение. Нам понадобиться.
 – Тише! Оба! Мы прибыли! – прикрикнул на нас Веня.
Зрелище издали было странноватым: ворота были открыты нараспашку. Забор из частокола был весь в саже, как после пожара.
Я и ребята спешились. Все дома были черные. Под ногами валялись трупы. Но они не были обуглены. Они были убиты.
 – Что здесь произошло? – спросила я.
 – Мне кажется, что на деревню напали, а потом ее сожгли – ответил мне Моймо
 – И я даже знаю кто… – сказал Веня, глядя куда-то за мной.
Я обернулась. Вдалеке от меня стояли вурдалаки и собирали трупы в телегу. Я крепче сжала посох в левой руке.
 – Их примерно двадцать. Целая стая! – прищурился демон – странно, но такое чувство, что трупы им нужны не для обеда…
 – Зачем тогда, если не покушать? Вурдалаки умом далеко  не блещут! Если только ими кто-то не руководит, что вряд ли… - сказала я.
 – Проверим? – хитро улыбнулся дампир.
Наша троица, как тени трех цветов заскользили поближе к телеге. Легкий свист серебряных кинжалов и вот уже три дежурных вурдалака мертвы окончательно и навсегда.
 – Ну и несет от меня! Когда все закончится, из воды меня никто не вытащит! – брезгливо поморщилась я.
 – Ничего, потерпишь. Чем больше вонь, тем большая вероятность, что нас примут за своих. А теперь молчим и таскаем трупы! – ответил мне Веня.
Наконец это жуткая работа была выполнена и все вурдалаки пошли за телегами. Я и ребята замыкали собой колонну. Тошнотворный запах трупов и вурдалаков делал свое дело. Я еле удерживалась от рвоты, хотя и применила очень мощное заклинание. Лишь мысль о том, что мне придется провести несколько часов в этом зловонном кошмаре, заставляло мою голову болеть с двойной силой.
 – Потерпи, еще немного! – подбадривали меня друзья.
 – Вам легко говорить! – бурчала я в ответ.
Примерно через два часа мы пришли на место. Изголодавшиеся вурдалаки жадно глядели то на телеги, то друг на друга. Мы пришли на некую площадь перед величественным и загадочным храмом. У самого его подножия была высокая платформа, на которой стоял гигантский вурдалак и… отдавал приказы!
 – Кажется, в семейке глупцов родился умник! – усмехнулся Моймо, – что делать будем?
 – Не знаю. Для начала будем наблюдать – прищурился Вениамус.
 – И долго будем наблюдать? Я сейчас умру от вони! – едва сдерживаясь, сказала я.
 – Уж прости. Работа – пожал плечами Моймо.
Я фыркнула. Слабое утешение.
Мы втроем пошли сортировать трупы по ямам. Я делала это и думала: за что такая жестокость?! Что они сделали?! За что?!!
Молчание. Ни звука в ответ. Лишь вороны громко каркая и хлопая крыльями, летают над ямами.
Когда мне и остальным оставалось совсем немного, забил гонг.
Все вурдалаки, как по команде, стали собираться вокруг платформы, где стоял Великан-вурдалак. Когда все собрались, он заговорил:
 – Слушайте! Господин будет говорить!!! – и затем он сел на колени.
Вурдалаки последовали его примеру и наша команда тоже.
Рядом с Великаном появился еще один вурдалак весь в черной броне:
 – Вурдалаки! Наш час настал!!! Мы откопали гробницу Царя!!! Мы принесли кровавую жертву!!! Осталось немного! Ты!!! – Господин указал на кого-то в толпе – иди и открой гробницу!!!
Вызванный вурдалак безоговорочно подчинился. Он подошел к дверям и повернул ключ. Двери медленно открылись, и оттуда вытянулась чья-то рука. Она схватила вурдалака и швырнула в толпу.
 – Сейчас!!! – крикнул Веня и вызвал меч.
 – Потом!!! – крикнул Моймо шутливый отзыв, вызвав лук.
 – Никогда!!! – завершила я, вызывая посох.
Из храма величаво вышел Царь. Он был весь в латах багряного цвета сделанных из неизвестного мне сплава, но наверняка очень крепкого.
 – Я беру на себя Великана! – сказал Моймо, пустив град стрел на зазевавшихся вурдалаков.
 –  Я займусь Господином. Нечего мой цвет присваивать! – ответил Вениамус, делая шикарную подножку.
 – Эй, а мне что, Царя?! Вечно девушкам все тяжелое задают, а еще мужики! Ладно, разберемся! – орала я пуская тысячи молний в самую гущу стаи.
Кое-как, к счастью, без потерь мы справились с вурдалаками. Оставалось лишь трое: Великан, Господин и Царь.
 – Ладно, парни, удачи! Надеюсь, мы не умрем! – попрощалась я, подходя ближе к Царю, который заискивающе манил меня пальцем.
 – А вот так со мной не надо! Я девушка раздражительная, меня злить лекарь не прописывал. Итак, все морги переполнены из-за меня, лишний им не надо… - сообщила я Царю, что он проигнорировал – ах так! Ну, получай!
Я выстрелила яркой молнией. Она ударилась об вурдалака, не причинив вреда. Я притворилась, что вызываю новою молнию, хотя на самом деле я творила магию льда. Царь, глядя на это, хохотал. Несчастный, он забыл истину: хорошо смеется тот, кто смеется последний. Струя льда ударилась об вурдалака и заморозила его. Я поистине по-королевски подошла к статуе Царя и со всего размаху ударила посохом. Царь разбился на тысячи ледяных осколков.
 – Не было Царя, не был Царь, не будет Царь! – заключила я и посмотрела на друзей аплодировавших мне.
 – Поздравляем! Еще никто не расправлялся так легко с одним из наисильнейших существ Берлевниоса! – поздравлял меня Моймо
 – Я всего лишь выполняла свою работу… - скромно заметила я, – кстати, пошли в районное управление, посмотрим, сколько денег нам дадут!
А деньги нам дали хорошие – 50000 золотых! Но, по сути, мы всего лишь выполняли свою работу. Ну а сейчас, мы едем куда-то еще. Нас ждут новые дела и приключения. Не будем заставлять их долго ждать!..


Kitty

  • Гость
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #10 : 04 Октябрь 2007, 01:17:42 »
                                                       Баланс

                                                                                                                           Мне снятся собаки, мне снятся звери,
                                                                                                                           Мне снится, что твари с глазами, как лампы,
                                                                                                                           Вцепились мне в крылья у самого неба,
                                                                                                                           И я рухнул нелепо, как падший ангел.
                                                                                                                                         Nautilus Pompilius «Падший Ангел»

Ощущения совершенно не знакомые… не только это тело, но и это сознание, эти чувства. Надо привыкать. И он привыкал. Лежа здесь, он пытался осмыслить. За что? Почему? Он хотел как лучше… Только справедливость, только счастье, только добро. Разве люди этого не заслуживали? Разве мир этого не заслуживал? Не может быть, чтобы Он действительно так считал.
 Песок… он вспомнил, это называется «песок». Эти мелкие камешки, раскаленные под лучами… солнца. Слова постепенно наполняли его. Он мог думать… мог вспоминать. Он перевернулся с живота на спину, и зажмурил эти новые для него человеческие глаза… человеческие? Так ли?
 Этот нос ощущал только запах сухого воздуха. Эти губы пересохли, и их приходилось поминутно облизывать. Это нёбо жаждало влаги. Эти руки затекли, и он не мог ими пошевелить. Это тело изнывало от беспощадной жары человеческой пустыни. И только эти уши… эти уши могли слышать какой-то слабый шуршащий звук, но он еще не отдавал себе в этом отчета.
 Неужели такой мир мог быть идеальным? Но Он никогда не ошибался, а это был Его мир. Полностью Его, от первого до последнего существа. Этот мир создавался долго, только люди, так любившие все упрощать, почему-то решили, что работа длилась не больше семи дней. Семи дней… Он хрипло рассмеялся и закашлялся.
 — «Семи дней»! — прокашлявшись, сказал он. — Да если бы они только знали…
 Шуршание прекратилось.
 Он снова лег и закрыл глаза, но солнце все равно било сквозь веки. Я в море. Я в бесконечном море песка, и теперь мне нужно спасать свою жизнь. Почему? Зачем Он дал мне жизнь? Чтобы потом забрать ее? Вздохнув этими легкими, он согнул руки в локтях. Затрещали суставы. Он снова распрямил руки, морщась от боли. Боль была так непривычна, но гораздо непривычнее оказалась мысль о том, что теперь эту боль придется терпеть ох как долго… Жизнь проклятого… Что может быть хуже? Наверное, только этот мир. Или мой мир. Он, Он, Он, все это Он, везде Он, в каждой этой песчинке, в каждом луче солнца — Он. Только Он, кроме Него — только я. В этом мире.
 — Никогда не спрашивай, за что, — напомнил он себе. — Так нужно, и это не изменить, и если ты видишь в этих словах высшую мудрость, ты полный идиот.
 Это казалось правдой. По крайней мере, сейчас.
 Он сел. Голова закружилась. На секунду показалось, что сейчас он упадет и никогда больше не встанет, просто не сможет встать, потому что, упав в обморок, умрет здесь в этой желтой бесконечности… если, конечно, Он настолько милосерден, что даст ему смерть. В этом он как-то сомневался. Все знали, что Он жесток. Жесток, но справедлив, этого у Него не отнимешь. Кому здесь, в этой пустыне, нужна Его справедливость, скажите на милость? Равно как и жестокость…
 Он стал массировать ноги, потому что те вообще не хотели двигаться. Когда кровь прилила к ним, он чуть не закричал, но решил что крик будет напрасной тратой сил. Он вспоминал свой мир. Только добро. Только справедливость. За что?… Никогда не спрашивай, за что. Это удел слабых. Нет, слабым он себя не считал. Теперь его целью было выбраться из этой пустыни.
 Размяв ноги, он поднялся. Куда идти? Он посмотрел по сторонам.
 Увидев сидящего на песке демона, он не удивился. Этот мир был буквально наводнен ими, но Он утверждал, что даже демоны — Его твари. Это логично — если есть ангелы, есть и демоны. И если ангелы живут наверху, то демоны живут здесь. Великий Баланс, Великая Справедливость — вот как это называется. Видимо, в своем мире он просто этого не учел, поэтому он сейчас здесь.
 Демон поднял голову и искренне улыбнулся.
 — Привет, — голос настолько спокоен, насколько это вообще возможно. — Давненько вас не видно.
 — Нас?
 — Падших ангелов. Вас почему-то всегда отсылают в Сахару, хотя будь я Богом, я бы послал вас всех в Америку. Ладно сейчас, но тысячелетия через три там такое будет твориться… Наказание похуже здешней жары.
 — А я что, не первый?
 Демон захохотал.
 — Первый?… Ну ты даешь! Я уже счет вам потерял. Не знаю, чем вы Его так гневите, а, может, у Него просто забава такая.
 Падший ангел растерялся. Слишком уж небрежно отзывался этот демон о Нем.
 — А ты что, всех видел?
 — Можно сказать, что это моя работа. Я вас встречаю, ввожу в курс дела…
 — В смысле?
 — Ну что «в смысле»? Рассказываю о времени, в которое вы попадаете, провожаю до ближайшего города, ну а дальше у падшего ангела начинается жизнь простого смертного. Вот такое наказание. Но с тобой все по-другому.
 Мне радоваться или расстраиваться?
 — А именно…
 — У тебя наказание потяжелее. Понимаешь ли, ты бессмертный.
 Этого он и боялся. Но за что?… Никогда не спрашивай, за что!
 — Ты не знаешь, почему Он решил меня так особо отметить?
 — Могу тебе рассказать тебе твою ошибку, больше не положено.
 Падший ангел присел на песок рядом с демоном.
 — Так, ты у нас решил создать свой мир? — спросил демон. Падший ангел кивнул. — Справедливость, добро, счастье, то-сё, в общем, захотелось, чтобы люди жили как люди, да? — не дождавшись ответа, демон продолжил. — Знаешь ли, открою тебе страшную тайну — Он тоже сначала так ошибся. Вот взял и создал такой мир, совершенно не подумав о Великом Балансе.
 Его-то никто на землю за это не посылал. Демон продолжал:
 — Поселил там людей и стал ждать. Смотрит, смотрит: люди всем довольны, все отлично, душа радуется. И знаешь, что произошло? Люди стали превращаться в животных. А ведь это логично. Я имею в виду, если у тебя все есть, затем тебе что-то делать, правильно? Вот и люди так решили. Ну, на пользу это им не пошло. И что он стал делать? Правильно, спасать свое творение. Там раздор, здесь беда, тут война, а еще кое-где взял да и распространил эпидемию. А главное — выселил он их всех из райского сада. Не двое их там было, как люди потом написали, а очень-очень много. И вот только тогда стали они бороться за жизнь. А раньше… ну зачем это было? — демон пожал плечами. — Понимаешь, только борьба делает людей людьми… А для борьбы нужен Баланс. Потому что ты борешься за что-то только тогда, когда у тебя чего-то нет. И чем больше у тебя есть, тем больше тебе хочется. Это и называется Великим Балансом. А ты, — демон развел руками и покачал головой, — этого не учел. И мог бы Ему все испортить; за это ты здесь…
 — Нет, — неожиданно возразил он. Слова демона казались глупостью. Какой еще, черт побери, Баланс? Его нет, это миф. — Нет, нет, нет, все не так. Я здесь потому, что Он жесток. Я здесь потому, что Он создавал людей по своему образу и подобию. И люди, подобно ему, справедливы и жестоки. И если Он стремится к успеху, то и люди стремятся к успеху. Он просто не знает другого мира, а если бы и знал, то никогда бы не создал, потому что это противоречит самой Его сущности, — эти слова еще недавно показались бы ересью самому ангелу, но слишком уж нелепым было оказаться здесь, обреченным на вечное скитание, из-за Баланса. — Этот мир, наполненный счастьем — просто сказка. Это просто оправдание. И то, что я сейчас здесь, — всего лишь Его оправдание!
 Демон слушал его с легкой усмешкой на губах.
 — А как ты объяснишь то, что я здесь? — спросил он.
 — Как? Спокойно… Чем ты не человек?
 — Кто, я? — в глазах демона мелькнула короткая вспышка огня, словно намекая: «Да собственно, вот чем»… — Ну, как тебе сказать…
 — Я сейчас говорю не о твоем бессмертии или еще там чем-то… Я имею в виду, что ты часть этого Его «Баланса», как и люди. Как и ангелы.
 — А ты как будто нет…
 — Пока еще да, — сказал падший ангел и запнулся. Эти слова уже были открытым вызовом Ему, а, значит, и Его миру. Нет, он не испугался этого вызова, а скорее удивился. Такое кардинальное изменение точки зрения на этот мир за… сколько они уже были здесь, в этой пустыне? Пятнадцать минут? Час? Неделю? Год? — Но я же хотел, хотел сделать лучше. Допустим даже, этот Баланс существует: Он мог мне сказать об этом? А не отсылать…
 — Ты ведь сам сказал — Он справедлив, — перебил демон. Этот спор занимал его. — Справедлив и жесток. За ошибку ты получаешь наказание. За крупную ошибку — тяжелое наказание. Тебя никто не просил избавляться от Баланса, предварительно не спросив Его.
 — Совесть просила. Этот Его Баланс — просто нежелание изменять своим принципам, убеждениям и предрассудкам.
 — Ну, согласись, — протягивая гласные звуки, произнес демон, — когда ты начал создание своего вечно счастливого и доброго мира, ты так не думал. «Только счастье, только добро», — вот какими были твои мысли…
 — Разве это такая крупная ошибка?!
 Демон не нашелся с ответом, и это его немного разозлило. Губы начали подергиваться, приобнажая снежно-белые зубы. Огонь в глазах стал ярче. Грудь часто поднималась и опускалась. Он уже не был тем спокойным циником, как в начале их разговора. Этот падший ангел… он отличался от других. Удастся ли его успокоить?
 — Послушай, советую тебе не буянить, — демон решил действовать угрозами. Он встал во весь свой рост, его черная тень лежала на падшем ангеле. — В конце концов, ты просто человек. Если ты здесь, это нужно Ему! И если ты не согласен, это твои проблемы!
 Ангел с досадой бросил горсть песка.
 — Ты не понимаешь!
 — А ты понимаешь?! С чего ты взял, что можешь постигнуть Его замысел?!
 — Я не хочу ничего постигать. Я хочу все исправить, — спокойно сказал падший ангел и поднялся на ноги. Демон был на добрых две головы выше его, но фигура самого ангела была полна решимости, и от этого он казался сильнее. — Все, что мне нужно, — это крылья. Они ведь остались?
 Секунду поколебавшись, демон ответил:
 — Да. Но найти их не так легко: они могут быть где угодно, от Антарктиды до Гренландии. Если хочешь, ищи, но не думаю, что тебе это поможет.
 Падший ангел улыбнулся.
 — Великолепно. Мы с тобой еще встретимся.
 Взгляд его упал на какое-то слово, видимо, написанное демоном на песке не так давно. Ангел прочитал его и спросил:
 — Что это значит?
 — Ничего, — ответил демон. — Сегодня оно весь день крутилось у меня в голове, вот… решил записать.
 — Красивое слово, — сказал ангел. Затем он обернулся и пошел на запад. Демон еще долго смотрел ему вслед, думая о том, что это не просто падший ангел. И если он найдет свои крылья, мир может… пошатнуться. Может пошатнуться сам Баланс. «Если для Него это неудобно, Он сам разберется», — так решил демон и стал ждать.

 * * *

 Прошло три тысячелетия.

 Этот день ничем не отличался от миллионов других. Кроме того, что в этот день в Сахаре появился человек. На нем не было никакой одежды, кроме набедренной повязки. В руках он нес черный сверток, раскалившийся под лучами солнца. Этот человек побывал не в одной сотне городов в поисках чего-то очень важного. В его внешности было что-то такое, что отталкивало от него при первом же, пусть даже случайно брошенном взгляде.
 Повинуясь какому-то чутью, человек безошибочно нашел место, откуда ушел три тысячи лет назад. Он положил сверток на песок, сел и стал смотреть на слово, написанное демоном очень давно. Его не уничтожили пустынные ветры и песчаные бури. Оно до сих пор было здесь.
 — Ну, здравствуй, — услышал он голос демона за своей спиной. Падший ангел, не оборачиваясь, поднял голову.
 — Твой голос совершенно не изменился. Я давно не слышал его.
 — Ты тоже остался прежним, — заметил демон, обойдя падшего ангела и встав между ним и словом, на которое он смотрел. — Нашел то, что искал?
 Падший ангел указал на сверток.
 — И что ты собрался делать? — поинтересовался демон.
 — Ты знаешь, я долго думал. Когда я отправился на поиски крыльев, меня заинтересовало вот что: почему Он не мешает мне? Ведь Он знает, что вернув себе крылья, я верну себе прежнюю власть… И наконец, я понял. Ему мешает Баланс. И скорее всего Он рассуждает так: если есть Он, то есть олицетворение Справедливости, то должна быть и Несправедливость в чьем-то лице. А раз мой мир, с точки зрения Его же Баланса, несправедлив, то лучшего актера на эту роль, чем падший три тысячи лет назад ангел не найти. Вот Его логика.
 — Интересно. Ты действительно в этом убежден?
 — Без сомнения.
 Ангел развернул черную ткань. Под ней действительно оказались крылья. Белые перья излучали необычный, неземной свет, заставивший и демона, и падшего ангела прищурить глаза. На одном из крыльев лежала зажигалка. Ангел взял крылья, зажигалку и положил их перед собой.
 — Да, еще одно, — вспомнил он. — Это слово, которое ты написал здесь очень давно. Я все время думаю о нем. Оно действительно ничего не означает?
 — Абсолютно ничего. Просто слово, пришедшее мне на ум.
 — Все эти годы я жил среди людей и у всех у них были имена. Я сменил сотни имен, но мне нужно только одно.
 Демон пожал плечами.
 Ангел вздохнул. Затем взял одно крыло и, не задумываясь, поджег его. Он долго смотрел, как оно горит, не замечая, что небо над ним потемнело. Не замечая, что кожа на спине порвалась и около лопаток выросли черные перепончатые крылья. Не замечая, что из его черепа начали расти рога.
 Когда первое крыло догорело, он поджег второе. Небо потемнело еще сильнее; сверкнула молния. Его глаза превратились в желтые глаза рыси. Его уши заострились. Его зубы стали белыми, выросли клыки.
 Крыло догорело до конца. Он бросил две обгоревшие культи на песок и поднялся. Демона рядом не было.
 Он усмехнулся. Пошел ливень. Дождя в Сахаре не было уже пятьдесят лет.
 Он снова пошел на запад, как три тысячелетия назад. Только добро, думал он. Только справедливость. Люди заслуживают только этого, а не какого-то там Баланса. Через некоторое время черная фигура скрылась за горизонтом. Ливень смыл цепочку следов от раздвоенных копыт.
 Только одно слово осталось на песке. Ни один человек не видел его, и никогда не увидит, хотя оно там и по сей день, и будет там еще вечность. Слово это:

 ЛЮЦИФЕР                      

                                                                                                                                                          (с) Excel




Kitty

  • Гость
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #11 : 24 Октябрь 2007, 19:20:46 »
                                            «Тяжкий путь»                                             Герман Гессе

У входа в ущелье, возле тёмных мрачных скальных ворот, я встал в нерешительности, обернулся и посмотрел назад.
Солнце сияло в этом зелёном благостном мире, на лугах мерцало летучее коричневатое разноцветье трав. Там жилось хорошо, там было уютно и тепло, там душа гудела глубоко и успокоено, подобно мохнатому шмелю в густом настое ароматов света. И, возможно, я был глупцом, если захотел покинуть всё это и подняться в горы.
Проводник мягко тронул меня за плечо. Я оторвал взгляд от милого мне вида, словно против воли выбирался из тёплой ванны. Теперь я посмотрел на ущелье, погружённое в бессолнечный мрак: маленький чёрный ручеёк выползал из расщелины, чахлые пучки бледной травы росли вдоль его кромки, на дне ручья лежала разноцветная, обкатанная водой галька, мёртвая и бледная, как кости тех, кто был жив когда-то, а ныне умер.
 - Хорошо бы передохнуть, - сказал я проводнику.
Он терпеливо улыбнулся, и мы опустились на землю. Было прохладно, из скальных ворот потянуло холодом – оттуда осторожно выползал поток мрачного ледяного воздуха.
Мерзок, воистину мерзок был этот путь! Омерзительно и мучительно было заставлять себя влезать в эти скальные ворота, шагать через этот холодный ручей, карабкаться во мраке вдоль крутого края пропасти!
 - Ужасный путь, - сказал я, содрогаясь.
Во мне умирающим огоньком теплилась горячая, невероятная, безумная надежда, что можно ещё повернуть назад, что проводник легко поддастся на уговоры, что он захочет уберечь нас обоих от этого испытания. Да-да, а почему бы и нет? Разве там, откуда мы пришли, не было в тысячу раз прекрасней? Разве жизнь не бурлила там обильным, тёплым потоком, благодатным, распахнутым для любви? И разве я не был человеком, не был ребячливым, недолговечным существом, у которого есть право на капельку счастья, на кусочек солнца, на глаза, до краёв наполненные голубизной неба и цветением трав.
Нет, я хотел остаться. У меня не было ни малейшего желания строить из себя героя и великомученика! Я проживу свою жизнь в покое и довольстве, если смогу остаться в долине, в лучах солнца.
 - Ты замёрз, - сказал проводник, - будет лучше, если мы пойдём.
С этими словами он встал, вытянулся на мгновение во весь свой огромный рост и с улыбкой посмотрел на меня. Ни насмешки, ни сострадания не было в этой улыбке, ни суровости, ни снисхождения. Ничего в ней не было, кроме понимания, ничего, кроме знания. Эта улыбка говорила: «Я знаю тебя. Знаю твой страх, знаю, какой он, и, конечно, не забыл те высокие слова, которые ты произносил вчера и позавчера. Отчаянные заячьи петли, которые трусливо совершает сейчас твоя душа, все твои заигрывания с заманчивым солнечным светом там, в долине, ведомы мне, - ведомы прежде, чем ты успеешь о них подумать».
С такой улыбкой посмотрел на меня проводник и затем сделал первый шаг в тёмное скалистое ущелье, и я ненавидел его – и одновременно любил, как приговорённый к смерти ненавидит и любит топор, занесённый над его головой. Но более всего я ненавидел и призирал его за то, что он меня вёл, что он всё обо мне знал, презирал его холодность. Отсутствие милых слабостей, я ненавидел во мне самом всё то, что заставляло признавать его правоту, одобряло его, было подобно ему, хотело следовать ему.
Он ушёл уже довольно далеко вперёд, по камням, вдоль чёрного ручья, и должен был вот-вот исчезнуть за скалой у изгиба ручья.
 - Стой! – закричал я, охваченный таким  сильным страхом, что тут же промелькнула мысль: «Будь всё это сон, мой смертельный ужас разорвал бы сейчас его оковы и я бы проснулся». – Стой! – закричал я. – Я не смогу, я ещё не готов.
Проводник остановился и молча посмотрел куда-то поверх меня, без упрёка но с тем самым ужасающем понимание, с тем трудно переносимым всеведением и предвидением, посмотрел тем самым взглядом  знающего-всё-наперёд.
 - Может быть, нам повернуть назад? – спросил он, и не успел он договорить, как я против своей воли уже начал осознавать, что скажу «нет», что я определённо обязан сказать «нет». И тут же всё прежнее, привычное, близкое, любимое отчаянно запротестовало: «Скажи да, скажи да!» - и весь отчий мир тяжелым ядром повис у меня на ногах.
Я хотел крикнуть «Да», хотя знал точно, что не смогу.
Тут проводник простёр руку и указал на долину, и я ещё раз оглянулся на любимые, милые сердцу места. И тогда я увидел самое ужасное, что только можно себе представить: я увидел, что милые, возлюбленные луга и долины залиты тусклым и безрадостным светом белого, обессилившего солнца; крикливые, неестественные цвета совсем не сочетаются друг с другом, тени чёрны, как сажа, и лишены загадочной заманчивости, - это мир был обездолен, у него отняли очарование и благоухание, - всюду витал запах и вкус того, что претит, чем давно насытился до отвращения. О, всё это мне до боли знакомо, - я знал ужасную манеру проводника обесценивать любимое и приятное, выпускать из него соки, лишать живого дыхания, искажать запахи, втихомолку осквернять краски! Ах, как хорошо я знал: то, что вчера ещё было вином, обратиться ныне в уксус. А уксус никогда больше не станнит вином. Никогда.
Я молчал и продолжал следовать за проводником с печалью в сердце. Ведь он был прав, прав как всегда. Хорошо, что я могу его видеть, что он, по крайней мере, остаётся со мной, вместо того чтобы по обыкновению в решающий момент внезапно исчезнуть и оставить меня одного наедине с тем чужим голосом у меня в груди, голосом, в который он обращается.
Я молчал, но сердце моё неистово молило: «Только не уходи, я же иду за тобой!»
Отвратительно склизкими оказались камни в ручье, было утомительно, было муторно перебираться вот так, с камня на камень, оказываться всякий раз на тесной, мокрой поверхности камня, который на глазах уменьшался и ускользал из-под ног. При этом тропа уходила всё круче вверх и мрачные скальные стены подступили вплотную, они грозно наползали, и каждый уступ таил коварный умысел – стиснуть нас в каменном плену и навсегда отрезать путь назад. По бородавчатым жёлтым скалам стекала тягучая, склизкая водяная плёнка. Ни неба, ни облаков, ни синевы больше не было над нами.
Я всё шёл и шёл, я шёл за проводником и часто зажмуривался от страха и отвращения. Вот на пути тёмный цветок, бархатная чернота, печальный взгляд. Он был прекрасен и что-то доверительно говорил мне, но проводник ускорил шаг, и  я почувствовал: если я хоть на мгновение задержусь, если ещё на один-единственный миг взгляд мой погрузится в этот печальный бархат, то скорбь и безнадёжная грусть лягут на сердце чересчур тяжёлым грузом, станут непереносимы и душа моя отныне навсегда  замкнётся в издевательском круге бессмыслицы и безумия.
Промокший, грязный, полз я дальше, и, когда сырые стены сомкнулись над нами, проводник затянул свою старую песнь утешения. Звонким, уверенным юношеским голосом пел он в такт шагам: «Я хочу, я хочу, я хочу!». Я знал, он хотел ободрить и подстегнуть меня, пытался отвлечь от мерзкой натужности и безнадёжности этого адского мытарства. Я знал: он ждёт, что я подхвачу его заунывный речитатив. Но я не хотел подпевать, не хотел дарить ему эту победу. До песен ли мне было? Ведь я всего лишь человек, я – бедняга и простак, которого против его желания втянули в такие дела и свершения, каких Господь от него и требовать не может! Разве не дозволено любой гвоздике, любой незабудке у ручья оставаться там, где она была, и цвести, и увядать, как ей на роду написано?
«Я хочу, я хочу, я хочу», - неотступно пел проводник. О, если бы я мог повернуть назад! Но с чудесной помощью проводника я уже давно взобрался на такие стены и преодолел такие трещины, что возвращение было невозможно. Рыдания душили меня, подступали к горлу, но плакать было нельзя, - что угодно, только не плакать. И тогда я дерзко, громко подхватил песнь проводника, я пел ту же мелодию, в том же ритме, но слова были другие, я повторял: «Я должен, я должен, я должен!» Но петь, взбираясь наверх, было довольно трудно, я вскоре сбил дыхание и, закашлявшись, поневоле замолчал. Он же неутомимо продолжал повторять: «Я хочу, я хочу, я хочу!», - и со временем всё же пересилил меня, и я стал петь с ним в унисон, повторяя его слова. Теперь карабкаться наверх стало много легче, и я больше не заставлял себя, а на самом деле – хотел, пение больше не затрудняло дыхание и не приносило усталости.
Тут душа моя просветлела, и как только светлее сделалось внутри, так сразу отступили гладкие стены, они стали суше, добрее, бережно удерживали скользящую ногу, а над нами всё ярче и ярче проступало голубое небо – синим ручейком меж каменных берегов, и вскоре ручей превратился в небольшое синее озерко, которое росло и ширилось.
Я попытался хотеть сильнее, я постарался добавить страсти в своё желание – и небесное озеро продолжало расти, а тропа делалась всё шире и шире, и ровнее, и порой мне удавалось с лёгкостью, без особых усилий шагать нога в ногу с проводником довольно долго. И неожиданно совсем близко над нами я увидел вершину, и крутые её склоны сияли в раскалённом воздухе.
Под самой вершиной выбрались мы из тесной щели, ослепительный солнечный свет затмил мой взор, а когда я вновь открыл глаза, то от страха у меня подогнулись колени: оказалось, что я, как ни в чём не бывало, безо всякой опоры стою на ребре острого скального гребня, вокруг раскинулось бескрайнее пространство – синяя, опасная, бездонная глубина; и только острая вершина да путь до неё, подобный узкой верёвочной лестнице, виднеются перед нами. Но снова светило солнце, снова сияло небо, мы выбрались-таки и на эту последнюю опасную высоту, маленькими шажками, стиснув зубы и нахмурив брови. И вот стояли уже наверху, на тесной, раскалённой каменной площадке, дыша враждебным, суровым, разряжённым воздухом.
Странная эта была гора – и странная вершина! На этой вершине – а ведь мы взбирались на неё, долго карабкаясь по бесконечным голым скальным стенам, - на этой вершине росло прямо из камня дерево, небольшое коренастое деревце, и на нём лишь несколько коротких, сильных ветвей. Стояло оно, невероятно одинокое и странное, крепко ухватившись за скалу и слившись с ней, и холодная небесная синева была меж его ветвей. А на самой верхушке дерева сидела чёрная птица и пела грозную песню.
Тихое видение краткого мгновения покоя: печёт солнце, пышет жаром скала, сурово возвышается дерево, грозно поёт птица. Она грозно пела:  «Вечность! Вечность! Вечность!» Чёрная птица пела и неотступно косилась на нас блестящим строгим глазом, который напоминал чёрный хрусталь. Трудно было выдержать её взгляд, трудно было выдержать её пение, но особенно ужасны были одиночество и пустота этого места, безоглядная даль пустынных небесных просторов, от которых кружилась голова.
Немыслимым блаженством казалось умереть; невыразимо мучительно было здесь оставаться. Должно что-то произойти, сейчас и немедленно, иначе мы и весь мир – всё вокруг от страшной муки обратиться в камень. Я почувствовал давящее и душное дуновение свершающегося, подобно порыву ветра перед грозой. Я ощутил, как оно лихорадочным жаром, трепеща, пронизало тело и душу. Оно нависало, грозя, оно уже близко – оно настало.

….Во мгновение ока сорвалась с дерева птица и камнем канула в пространство.
Прыгнул, рванувшись в синеву, мой проводник, упал в мерцающее небо – и улетел.
Вот высоко вздыбилась волна моей судьбы, увлекла с собой моё сердце, вот она беззвучно разбилась.
И я уже падал, проваливался куда-то, кувыркался, летел; плотно спелёнутый холодным воздушным вихрем, я, содрогаясь от блаженства и муки, ринулся вниз, сквозь бесконечное, к материнской груди, к моей матери.


Оффлайн Elpis

  • Стоявшая у истоков
  • Шаман
  • *******
  • Сообщений: 3651
  • ...выбор...
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #12 : 15 Декабрь 2007, 14:25:08 »
К сожалению название не знаю  :-[

Не потянется травинка к солнцу, не плеснёт рыба хвостом по воде, даруя небу радужные чешуйки. Безгласие. Безветрие. Её мир оставался инертным, подобно акварельному рисунку над кроватью эквилибристки, спящей летаргическим сном. Иногда Она включала свои реакции - смеялась, плакала, ревновала, сердилась. Но её мир был инертным, пока не появился Он. Она узнала его с первого взгляда, хоть до этого никогда не видела. Вспорхнула с дерева белая голубка, и неподвижный пейзаж ожил, задышал одним воздухом с Ним.
- Я давно тебя знаю и откуда-то помню каждую чёрточку твоего тела, - сказал Он, вглядываясь в её глаза с удивлением и радостью. Тонкие ветви ивы потянулись к облакам, и те расступились, открывая прозрачность небесного купола, в котором отразились Он и Она.

Наверное, смогли мы вопреки всем здравым смыслам встретиться в дороге.
Пьёт нежность из расслабленной руки пот сладких снов.
На каменном пороге чернавка-ночь - наместница разлук, бессонницы сестра или подруга.
Небесной тверди чуть заметный плуг задел её.
Из пламенного круга стекает в мир неистовый рассвет.
Пора!
Зовут нас разные планеты.
На тёплой коже – поцелуя след сойдёт к весне, или дождётся лета.

- Мы не прощаемся, а расстаемся на время, - сказал Он, обняв её так крепко, словно пытался вместить в себя каждую клеточку её тела. Она, прочувствовав напоследок его тепло, ушла, не оборачиваясь. Опасно оставлять в памяти точку пространства, в которой пути расходятся в разные стороны, пусть даже на время. Слишком велика вероятность, что их взгляды пересекутся, и энергия невысказанной боли совьётся в плотный, чёрный иероглиф, навсегда нарушив гармонию встречи.

А ветер сейчас не голоден –
Игрив с облаками-курами.
На крыше воркуют голуби,
Но тянутся к Небу клювами.

Там плакальщиц слёзы горькие
На стёклах лазурных – пятнами…
А мы этой ранней зорькою
В дорогах земных – распятые.

Даже в разлуке они понимали – встреча состоялась. Не наспех скроенная короткометражка с быстробегущими титрами, а полноценная кинолента, окончание которой им не известно. Теперь их голоса звучали в унисон, разрывая химер расстояния и одушевляя пустые в своём безразличии телефонные трубки. В её сердце поселился покой. Не было ревности и тоски. Не было страха потерять подаренное Судьбой. Если им не суждено больше свидеться, прошлое отменить невозможно. Она слышала в себе ритм его сердца. И вновь раздавался телефонный звонок:
- Я всё время чувствую тебя, - говорил Он.

Не нужно слов –
В молчании сильней
Биение сердец.
Я слышу
Твой пульс в себе.
Пусть это аритмия.
Не говори,
Пей рук моих тепло,
Пей губ моих желанье…
Километры – смешная мера
Для способных жить
На острие разлуки.

Их земные миры были далеки друг от друга. Каждый – со своей природой, жителями, государственным строем и нелёгким грузом обязанностей. Между ними танцевал небесный ветер, призывая к свободе. Но что такое свобода? Она не знала ответ на этот вопрос. Её мир стал подвижным – быстроменяющиеся цветные узоры в калейдоскопе суток, а душа… Душа присмирела, успокоилась, словно нашла давно забытую дорогу домой, где они наслаждались наполненной светом жизнью. Но иногда призраки страхов брали верх, погружая её в молчаливую печаль. В такие минуты ей особенно не хватало его присутствия, объятий, ласк. Не хватало слов, которые только он смог найти, чтобы разбудить её мир.

Может, там далеко – в сердцевине лесов
Греют тысячи солнц каждый камушек доли,
А в декабрьский пунш из несказанных слов
Добавляет судьба кислый ломтик неволи.

От меня до тебя – миллионы миров,
Миллионы улиток, ползущих на север.
От тебя до меня – безрассудство ветров…
Но маршрут в небеса с картой памяти сверен.

…Небеса благосклонно позволяли им встретиться, но на короткое время. И тогда они почти не говорили, отдавая друг другу всю свою накопившуюся страсть и нежность, понимая, что следующего раза может не быть. Они не могли остановить время. Оно неумолимо и благодушно. Неумолимо разлучает, но благодушно направляет к новой встрече. Остановить его – всё равно, что зачерпнуть ладонями воду из реки и никогда не пролить. И они плыли по течению времени, стремясь друг к другу и впитывая каждую секунду, данную им на встречи. Когда наступал момент расставания, они отпускали свою боль туда, где седая ведунья – Вселенская Память, наматывая все чувства и переживания
на единый клубок человеческих судеб, распутывает узелки на нитях времени.



Лида Леда
...Я не желаю быть другой! Я ненавижу ложь и лесть. Мне предназначено судьбой, Такою быть - КАКАЯ ЕСТЬ !!!

Оффлайн Dartattractor

  • Оккультист
  • ***
  • Сообщений: 337
    • Просмотр профиля
Re: Рассказы. Не могу не поделиться
« Ответ #13 : 17 Май 2011, 02:44:36 »
Амин Малуф "Про жизнь"

Мне хочется верить, что Создатель из всех своих
созданий предпочитает тех, кто стал свободным.
Амин Малуф "Странствия Балтсара"»
- Как это – не было? - спросила я внезапно севшим голосом, - Совсем, что ли? Да у вас ошибка тут, в картотеке, посмотрите лучше!!
- Никак нет, - пожилой Ангел улыбнулся снисходительно и поправил очки в круглой оправе, - У нас тут все записано, все учтено, опять же, все под строгим оком Сами Знаете Кого. У нас за должностное преступление знаете что? – физиономия Ангела посуровела, - Про Люцифера слыхали? То-то. Моргнуть не успел – скинули. «Оши-и-ибка». Скажете тоже…
- Минуточку, - я попыталась взять себя в руки, - Посмотрите, пожалуйста, сюда.
Ангел благожелательно воззрился на меня поверх очков.
- И? – спросил он после секундного молчания.
- Меня, может, и нет. Но кто-то же есть? – я осторожно пошевелила кисельной субстанцией, которая теперь заменяла мне привычный земной организм. Субстанция заволновалась и пошла радужными пятнами.
- Кто-то, безусловно, есть. Но никак не NN, каковой вы изволили представиться., - Ангел тяжело вздохнул и потер лоб, - Я таких как вы перевидал – не сосчитать. И почему-то в большинстве своем – дамы. Ну, да ладно. Давайте проверять, барышня. По пунктам. С самого начала. Так?
- Давайте, - сказала я, решительно повиснув у него над плечом и изготовясь биться до последнего.
- Нуте-с, вот она, биография мадам N, - Ангел вытащил из-под стола здоровенный талмуд и сдул с него пыль, - Ab ovo, дорогая, что называется, от яйца, - он послюнявил палец и зашуршал тонкими папиросными страницами, - Ну, это все мелочи … подгузники… капризы детские… глупости всякие… личность еще не сформирована… характер не проявлен, все черновики… ну, детство и вовсе опустим, берем сознательную жизнь… а, вот! – он торжествующе поднял палец, - у вас был роман в конце десятого класса!
- Ах, какая странность, - не удержалась я, - Чтоб в шестнадцать лет – и вдруг роман!
- А вы не иронизируйте, фрейляйн, - Ангел сделал строгое лицо, - Роман развивался бурно и довольно счастливо, пока не встряла ваша подруга. И мальчика у вас, будем уж откровенны, прямо из-под носа увела. То есть не у вас, - вдруг спохватился ангел и покраснел, - а у мадмуазель NN…
- Ну, и чего? – спросила я подозрительно, - Со всеми бывает. Это что, какой-то смертный грех, который в Библию забыли записать? Мол, не отдавай ни парня своего, ни осла, ни вола…
При слове «Библия» ангел поморщился.
- При чем тут грех, ради Бога! Достали уже со своими грехами… Следите за мыслью. Как в этой ситуации ведет себя наша N?
- Как дура себя ведет, - мрачно сказала я, смутно припоминая этот несчастный роман «па-де-труа», - Делает вид, что ничего не произошло, шляется с ними везде, мирит их, если поссорятся…
- Вооот, - наставительно протянул Ангел, - А теперь внимательно – на меня смотреть! - как бы поступили вы, если бы жили?
- Убила бы, - слово вылетело из меня раньше, чем я успела сообразить, что говорю.
- Именно! – Ангел даже подпрыгнул на стуле, - именно! Убить бы не убили, конечно, но послали бы на три веселых буквы – это точно. А теперь вспомните – сколько таких «романов» было в жизни у нашей мадмуазель?
- Штук пять, - вспомнила я, и мне вдруг стало паршиво.
- И все с тем же результатом, заметьте. Идем дальше. Мадмуазель попыталась поступить в университет и провалилась. Сколько не добрала?
- Полтора балла, - мне захотелось плакать.
- И зачем-то несет документы в пединститут. Там ее балл – проходной. Она поступает в этот институт. А вы? Чего в этот момент хотели вы?
- Поступать в универ до последнего, пока не поступлю, - уже едва слышно прошептала я, - Но вы и меня поймите тоже, мама так плакала, просила, боялась, что за этот год я загуляю или еще что, ну, и мне вдруг стало все равно…
- Милая моя, - ангел посмотрел на меня сочувственно, - нам здесь до лампочки, кто там у вас плакал и по какому поводу. Нас факты интересуют, самая упрямая вещь в мире. А факты у нас что-то совсем неприглядны. Зачем вы – нет, вот серьезно! – зачем тогда замуж вышли? В смысле – наша NN? Да еще и венчалась, между прочим! Она, стало быть, венчалась, а вы в это время о чем думали?!
Я молчала. Я прекрасно помнила, о чем тогда думала в душной сусальной церкви, держа в потном кулачке свечу. О том, что любовь любовью, но вся эта бодяга ненадолго, что я, может быть, пару лет протяну, не больше, а там натура моя блядская все равно перевесит, и тогда уж ты прости меня, Господи, если ты есть…
- Вот то-то, - Ангел покачал головой и перевернул страницу, - да тут у вас на каждом шагу сплошные провалы! Девочка, моя, ну, нельзя же так! В тридцать лет так хотели татуировку сделать – почему не сделали?
- Ну-у-у… - озадачилась я, - Не помню уже.
- А я вам подскажу, - Ангел нехорошо усмехнулся, - Тогдашний ваш возлюбленный был против. Примитивные, говорил, племена, да и задница с годами обвиснет. Так?
- Вам виднее, - насупилась я, хотя что-то такое было когда-то, точно же было…
- Мне-то виднее, конечно… Задница-то ваша была, а не любовника?! Хорошо, едем дальше.
Вот тут написано – тридцать пять лет, домохозяйка, проще говоря – безработная, из увлечений – разве что кулинария. Милая такая картинка получается. Вышивания гладью только не хватает. Ну, вспоминайте, вспоминайте, чего на самом деле-то хотели?!
- Вспомнила. Стрелять хотела.
- В кого стрелять?! – изумился ангел и покосился в книгу.
- В бегущую мишень. Ну, или в стационарную, без разницы, - плакать я, как выяснилось, теперь не могла, зато туманное мое тело утратило свою радужность и пошло густыми серыми волнами, - Стендовой стрельбой хотела заниматься. Петь еще хотела. Давно это было…
- Подтверждаю. Вы, дорогая моя, имели ко всему этому довольно приличные способности, - сказал Ангел, ткнув пальцем в талмуд, - Богом, между прочим, данные. От рождения! Куда дели все это? Где, я вас спрашиваю, дивиденды?!
- Я не знала, что должна… - прошелестела я в ответ.
- Врете, прекрасно знали – Ангел снял очки, устало прищурился и потер переносицу, - Что ж вы все врете-то, вот напасть какая… Ладно, мадам, давайте заканчивать. Приступим к вашему распределению.
Он достал большой бланк, расправил его поверх моей биографии и начал что-то строчить.
- Как вы все не понимаете, - в голосе Ангела слышалось отчаяние, - нельзя, ну, нельзя предавать себя на каждом шагу, эдак и умереть можно раньше смерти! А это, между прочим, и есть тот самый «грех», которого вы все так боитесь!… Всё думаете - и так сойдет… Шутка ли – каждая третья душа не свою жизнь проживает! Ведь это страшная статистика! И у всех какие-то идиотские оправдания – то мама плакала, то папа сердился, то муж был против, то дождь в тот день пошел не вовремя, то – вообще смех! – денег не было. Хомо сапиенсы, называется, эректусы… Ну, все, готово, - Ангел раздраженно откинул перо, - попрошу встать для оглашения приговора. Передо мной встать, в смысле.
Я перелетела через стол и замерла прямо перед ангелом, всем своим видом выражая вину и раскаяние. Черт его знает, может, сработает.
- Неидентифицированная Душа по обвинению в непрожитой жизни признается виновной, - Ангел посмотрел на меня с суровой жалостью, - Смягчающих обстоятельств, таких, как а) не ведала, что творила б) была физически не в состоянии реализовать или в) не верила в существование высшего разума - не выявлено. Назначается наказание в виде проживания одной и той же жизни до обнаружения себя настоящей. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Подсудимая! Вам понятен приговор?
- Нет, - я жалобно заморгала, - Это в ад, что ли?
- Ну, ада вы не заработали, детка, - усмехнулся ангел, - да и вакансий там…, - он безнадежно махнул рукой, - Пойдете в чистилище, будете проживать смоделированные ситуации, пока суд не признает вас прожившей свою жизнь. Ну, а уж будете вы там страдать или нет – это мы, извините, не в курсе, - и Ангел протянул исписанный желтый бланк, - Теперь все ясно?
- Более-менее, - я кивнула растерянно, - И куда мне теперь?
- Момент, - сказал Ангел и щелкнул пальцами. Что-то звякнуло, грохнуло и в глазах у меня потемнело…
- … одну меня не отпустят, а с тобой запросто, - услышала я знакомый голос, - И Сережка говорит – пусть она тебя отмажет на два дня, ну, Олечка, ну, милая, ты ведь поможешь, правда? Мы тебе и палатку отдельную возьмем, и вообще клево будет, представляешь, целых две ночи, костер, речка и мы втроем?
..Это был мой школьный двор, май уже и не помню какого года, пыльный душный вечер. И Ленка, красавица, с кукольным личиком и фигурой от Сандро Ботичелли – моя подружка – как всегда беззаботно щебетала мне в ухо, не замечая, как ненависть и боль медленно скручивают меня винтом, мешая дышать. Такое знакомое, такое родное-привычное ощущение... Я ведь хорошая девочка, я перетерплю все это, я буду вести себя прилично, я хорошая, хорошая, хоро…
- А пошла ты на <...>, - сказала я неожиданно, с садистским удовольствием наблюдая, как округляются ее фарфоровые глазки, и, чувствуя некоторую незавершенность сцены, добавила - Оба пошли к ебене матери.
…Когда разгневанный стук Ленкиных каблучков затих где-то за поворотом, я прислушалась к звенящей пустоте вокруг, и поняла, что вот прямо сейчас я, наконец, глубоко, неприлично и ненаказуемо счастлива…
May 29th, 2006